Пять дней в Великом Новгороде

В Новгороде я была очень давно, еще подростком. И с тех пор он казался мне необыкновенно красивым и сказочно былинным. У меня оставалось несколько дней от отпуска, и мы поехали в Великий Новгород на 5 дней.
Вечером в воскресенье выехали на поезде, рано утром — в Новгороде, а вечером в пятницу назад, утром в субботу — в Москве. Вообще, 5 дней наверное, многовато, можно было с Питером совместить. Но со мной на этот раз было двое детей, малышка (5 лет) еще не привыкла много ездить. Мы поселились в гостинице «Волхов».
Гостиница Волхов
Гостиница нам очень понравилась. Удобное месторасположение, рядом с Кремлем, очень уютная, прекрасный завтрак с большим разнообразием блюд, очень приветливый персонал, всегда готовы помочь. Просторный номер, очень чисто, огромная кровать, холодильник в номере. Внизу можно попросить чайник-термос с кипятком и посуду. Да еще на нашем этаже проходила художественная выставка.
По Новгороду приятно гулять. Город очень красивый. В детских воспоминаниях он был немного другой, но я не разочарована ничуть. Нам не повезло с погодой. Первый день светило солнце, было жарко и на пляже было много купающихся и загорающих. Только мы собрались к ним присоединиться на другой день, как полил дождь, похолодало. Дождь лил практически до конца нашей поездки, и поэтому фотографии несколько мрачноваты.
В первый день мы вышли из гостиницы и у здания музея изобразительных искусств обнаружили ЭТО.
Оно сидело и терзало голубя. Никаких сокольничих рядом не наблюдалось. Мы подумали, что это местная достопримечательность, такие специально обученные птицы, как на аэродромах. Остановились посмотреть. Но тут пришла полиция, и стало ясно, что никакая это не достопримечательность, а неизвестно откуда прилетевшая опасная птица, от которой лучше подальше держаться.
Мы обошли Кремль, полюбовались на памятник 1000-летия Руси, обошли музей, залезли на звонницу и полюбовались панорамой, прошли по стене с заходом в башни.
Памятник 1000 летия России
Зашли в исторический музей.
Музей большой, много экспонатов из раскопок, берестяные грамоты, иконы, резьба по дереву.
Особенно запомнились два экспоната: Никола круглый и Многоуважаемый шкаф.
Никола круглый – это икона, написанная на круглой, в форме плоского щита, доске. Причем, таких икон в музее две. Чем они так примечательны? Легендой. Болеющему князю Мстиславу привиделось, что исцелить его может икона святого Николая, находящаяся в Софийском соборе Киева. И он отправил за ней послов. Но в устье реки Мсты корабль послов настигла буря. И когда буря закончилась, то у борта корабля послы увидели круглую икону, чудесным образом приплывшую к ним.
Никола круглый
А многоуважаемый шкаф, точнее три шкафа, это нечто. Это не шкаф, а произведение искусства, маленький дворец. Уникальная резьба и роспись. Самое интересное, что автор этого чуда Григорий Евдокимович Токарев-Казарин не был профессиональным мебельщиком. Он был сапожником, а такую красоту создавал для души и на заказ.
Зашли в маленький музей «Галерея времени». Не очень интересный, прямо скажем. Это пара залов, в которых выставлены старые кинокамеры и еще два зала, в котором без перерыва показывают фильмы, один цветной, второй черно-белый и очень старый. Фильмов всего два и они идут по кругу.

Зато в башне Кокуй развернута интересная, но жутковатая экспозиция, посвященная расправе с новгородцами Иваном Грозным.
Невозможно без содрогания читать о том, как привязывали детей к связанным матерям и топили их в Волхове, как тех, кто умудрялся всплывать, били баграми, как обливали людей горючей смесью и поджигали. Массовое систематическое истребление населения Новгорода. Зверское убийство по навету. Грабеж, уничтожение запасов продовольствия — оставшиеся в живых были обречены голодать и замерзать.
На территории Кремля есть детский музейный центр. Вот туда хорошо зайти с малышами. Их там ждут и очень радушно принимают. В центре размещена выставка кукол и проводятся разные занятия с детьми.
Хорошая экспозиция в Грановитой палате и тоже очень радушный персонал. Советую заглянуть.
Грановитая палата
Перешли по горбатому мосту, посидели около памятника усталой туристке, рассмотрели Ганзейский знак и бросили монетку в Ганзейский фонтан, чтоб нам намыло много денег на путешествия:-) На этой стороне мне очень нравится гулять. Хотя ничего такого особенного там нет. Белая аркада, церкви, фонтан и все.
Памятник усталой туристке. Дети пытаются померить ее туфли
Ганзейский знак
Ганзейский фонтан
Кидаем монетку в Ганзейский фонтан
Развлечение на целый день – Витославлицы. Там же и музей утюга.
музей утюга
Доехали мы на обычном городском автобусе № 7 и 7а минут за 20, остановка за углом нашей гостиницы.
Это музей деревянного зодчества под открытым небом. Тут очень много всяких домов, в которые можно заходить.
В каждом доме сидит «хозяйка», которая рассказывает и показывает, объясняет, для чего тот или иной предмет.
Многие дома одновременно мастерские, например, валенки валяли всей семьей. Тут же старые лодки, деревянные церкви, амбары, кузница и т.д.
Амбар
Виден монастырь
В некоторых избах по расписанию проходят какие-то мероприятия. Около одной сидел мастер и на наших глазах вырезал деревянные фигурки.
А еще там есть скотный двор, где можно покататься на лошадке и погладить ее, почесать коз между рогами (козы это очень любят), посмотреть, как устроен хомут, сани, телега. Зарыться руками в сено. Т.е. все, чего лишены городские дети. Дети застревают там надолго, уходить не желают.
Для детей в Новгороде хороший парк аттракционов. Надо идти вправо от Кремля, там много всего, на чем покататься. И еще одно развлечение – прогулка на теплоходе. Мы обнаружили три возможности совершить путешествие по реке.
1. Со стороны Кремля сеть на теплоход. С утра и примерно до 13-00 они идут по расписанию, дальше — по мере наполнения. И в 20-00 отплывают с развлекательной программой, концертом, песнями и плясками.
2. Со стороны Ярослава Дворища тоже стоит теплоход и тоже приглашает. Но, по нашим наблюдениям, он не наполняется. А отплывает по мере наполнения. Так и стоит.
3. От огромного корабля-ресторана отплывает ботик как у Петра I. Как наберет 5 человек, так и плывет. Но это скорее для экзотики. С детьми лучше на теплоходе от Кремля.
Вот на этом маленьком (левом) кораблике катают. А правый — ресторан

Виды с борта теплохода
Отплываем от Кремля
Наш капитан
Впереди опоры для ж\д моста. Его стороительству помешала первая мировая война
Рюриково городище
Вдалеке виднеются Витославлицы
Свято-Юрьев мужской монастырь
Ели мы в основном в кафе «Колобок» на торговой стороне. Спасибо Марье за совет, там все быстро, вкусно и недорого.
Кафе Колобок
И ей же, знатоку Новгорода, спасибо за идею сувениров – продукцию местного ликеро-водочного завода «Алкон». У них красивый фирменный магазин на ул. Германа, где можно много чего выбрать на сувениры друзьям — www.alkon.su.
Неплохой сайт по Великому Новгороду — www.visitnovgorod.ru. И люди на нем отзывчивые работают — помогают, консультируют.

Новгородская область

Культ жальников

Кое-где на Новгородчине сохранились загадочные сооружения — жальники. Так называют раннехристианские захоронения, где могилы по периметру обкладывались камнями и обсаживались соснами. Обычно они расположены за околицей деревни или в лесной чаще.

Интересно, что с жальниками связаны давние крестьянские традиции, которых нет больше ни в одной российской области. Жальники здесь прежде почитались как святилища. В некоторых деревнях жители даже не ходили в церковь, а молились Богу у жальника, рядом с которым на сосне висела икона.

О жальниках рассказывают немало загадочного. Вот, к примеру, рассказ Нины Ивановны, уроженки деревни Лахново неподалеку от Боровичей.

«…Было это лет тридцать назад, я сильно болела. Приехала на лето к маме, в деревню. Еле доехала, а уж у самого дома повстречалась мне старушка, баба Лида, она каждое утро на жальник ходила креститься. (Этот глагол на местном диалекте означает молиться.) Она мне и говорит: вижу, занемогла ты, надо на жальник сходить. Пойдешь утром, на заре. Как из дому выйдешь, ни с кем не говори, молчи. А придешь, обхвати сосну руками и прочитай „Отче наш“. Потом руками, только не ножом, оторви кусочек коры и съешь. Все пройти должно. Я так на следующее утро и сделала. А что мне помогло: то ли сосна, то ли лекарства — не знаю. Как в город приехала, рассказала доктору об этом, так он на меня ругался страшно! Больше я на жальник и не ходила».

Баба Поля из деревни Берег поведала заезжим журналистам следующую историю.

…В войну пошли два мужика на наш жальник, самую большую сосну пилить. Дак, спилили, значит, а в пару дней старшего на правую сторону парализовало всего. Им и говорят: откупиться надо от жальника-то. Он, парализованный, полз до сосен, во все карманы деньги распихал. Потому что самому в таких случаях идти надо, не надо, чтобы вез кто или как. А этот, второй, тоже с ним пошел. Вместе денег в пень насовали, и уполз старшой, а второй ушел сам. А не помогло, меньшого в армию забрали, и погиб скоро. Вон, первый до зимы дожил и тоже помер. Так сначала его и на кладбище класть не хотели. Много нагрешил…

Историки усматривают сходство между новгородскими жальниками и священными языческими рощами. У северных народов хвойные деревья всегда считались сакральными. Так, коми сажают возле могил ели, чтобы душа умершего могла по дереву взобраться на небо.

По мнению ученых, традиция поклонения жальникам связана с культом предков, согласно которому, умершие члены рода становились заступниками и помощниками живых.

Демянский морок

В урочище Демянский котел в Великую Отечественную тоже шли ожесточенные бои. Местные жители считают место «дурным», «проклятым», так как у людей там мутится рассудок и с ними происходят престранные вещи.

Юрий Иванович Николаев не раз бывал в тех краях. По профессии он конструктор, а по совместительству — художник, коллекционер и путешественник. Вот его рассказ.

…О Демянском котле я впервые узнал в 1970 году, когда друзья, вернувшиеся из агитпохода, дали прослушать магнитофонную запись рассказа местной жительницы. Та говорила о жестоких боях, сожженных деревнях, о незахороненных останках наших бойцов и плакала.

Поехал я в те места летом следующего года. От Демянска по отвратительной дороге добрался до деревушки, от которой остался лишь один дом. Живущие в нем старики указали путь к месту, где в 1941–1942 годах проходила линия обороны. Прошагав четыре километра, я вышел на большое болото. Вокруг, куда ни глянь, валялись ржавые каски, винтовки, снаряды, пулеметные ленты. Те, кто здесь воевал, лежали рядом. Их было невероятно много. На болоте, у валунов, у речки, в лесу, окружавшем болото, натыкался я на человеческие кости и черепа. Увиденное потрясло меня чрезвычайно.

Столько лет прошло после войны, столько памятников понаставили, каждое 9 мая заявляем, что никто не забыт, а тут лежат наши солдатики, белея костями, и никому до этого дела нет.

Начал я собирать материалы о военных действиях 2-й ударной армии, которая воевала в этих местах, оказавшись в окружении. Разыскал ветеранов. От них узнал, что полегло на этом пятачке более десяти тысяч только наших солдат.

Сам не могу объяснить, почему, только тянуло меня в Демянский котел. Стал я туда приезжать каждый год. Хотя каждый год со мной, да и с другими людьми приключалось нечто такое, что должно было отпугнуть нас. Расскажу лишь один случай.

Поехал я в Демянский котел вместе с другом Юрой, заядлым туристом.

Разбили лагерь и утром решили пойти на дальнюю речку.

Отойдя несколько метров, мы увидели на траве два пучка коротких серебристых нитей. Я взял их в руки, нити были шелковистые и совсем невесомые. «Брось, — сказал Юрий, — что ты берешь всякую дрянь». Затем мы подошли к болоту. Я сразу увидел хорошую винтовку, а Юрий нашел снаряд, который хотел увезти в Москву как сувенир. Мы сфотографировали друг друга с находками, и я посмотрел на часы —12.08. Что случилось дальше, никто из нас не помнит.

Очнулись мы в зарослях камыша высотой выше человеческого роста. Было уже 16.15. Голова гудела у обоих, как с похмелья, хотя пили мы только чай. Ломая камыш, вышли к огромному валуну. Когда я влез на него и огляделся, глазам своим не поверил. Камыш был вытоптан только в месте, где мы пришли в себя, да по пути к валуну, а вокруг он стоял стеной. Получалось, что нас перенесла в заросли камыша некая неведомая сила… Куда подевались винтовка и снаряд — непонятно. Пытались вспомнить, как мы сюда попали и где наши находки, но безрезультатно.

До темноты еще оставалось время, решили дойти до желанной речки. Продираясь сквозь камыши, вышли к реке. Метрах в ста от речки возвышается бугор, а на нем бор. Только мы пошли к бору, началась какая-то чертовщина.

Доходишь до определенной черты и дальше не можешь сделать ни шагу: ноги наливаются тяжестью, тело цепенеет и, самое мерзкое, охватывает такой ужас, от которого волосы встают дыбом, по всему телу испарина выступает. Смотрю на Юру, с ним тоже что-то творится неладное. Молча повернули обратно. Пока дошли до палатки, успокоились. Когда совсем стемнело, заметили: горит торфяной слой на болотце, что протянулось между лагерем и ближней речкой. Днем было ветрено, и гари мы не ощущали, а к ночи ветер стих, и мы увидели, как гаснет наш костер.

Слой угарного газа поднимался все выше и начал заполнять ложбинку, где стояла палатка.

Внезапно раздался треск: это взрывались патроны на горящем болоте, а затем неожиданно вспыхнул сухой куст, росший у самой реки, но огонь быстро погас, и куст стал дымиться. Не знаю, почему, но куст этот приковал мое внимание. Я вгляделся в клубы дыма и изумился.

Дым, поднявшись от куста вверх, затем опускался к реке, превращаясь на наших глазах в призрачную человеческую фигуру, которая, плавно шевеля руками, двигалась над водной гладью и исчезала в том самом сосновом бору, куда днем нам так и не удалось попасть. Затем куст «выдыхал» другую порцию дыма, и все повторялось. Конечно, обладая фантазией, в клубах дыма можно увидеть что угодно, но могу поклясться чем угодно, это были человеческие фигуры. Их возникновение мы с Юрой наблюдали почти час, за это время сотня призраков ушла в сосновый бор.

Утром в лагерь пришел деревенский мужичок. Мы не стали рассказывать ему о своих приключениях, но спросили, что он подразумевает под «дурным» местом. Мужик смущенно усмехнулся и сказал: «Приезжала тут до вас молодежь, ни в Бога, ни в черта не верящая… Все награды да оружие немецкое искали. Так вначале кто-то их дружка чуть не придушил на болоте, потом в полночь кто-то повадился приходить к ним из бора, так они со страху не только из автомата палили, но и гранаты бросали. И вскоре сбежали…

Мы не стали больше расспрашивать его, хотя потом жалели об этом. Старожилы много знали о том, что творится на болоте и в бору, а теперь уже и спросить не у кого».

Скорее всего, речь опять идет об отрицательном воздействии подземных излучений на психику людей.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Новгородский Софийский собор — один из самых выдающихся памятников древнерусского зодчества, древнейший памятник каменной архитектуры русского севера. Значение этого храма в жизни древнего Новгорода было чрезвычайно велико. Собор был возведен в 1045-1050 годах при князе Владимире, сыне киевского князя Ярослава Мудрого.

В первой половине XII века София из княжеского храма превратилась в главный храм Новгородской земли. Она стала символом Новгорода. Выражение «Постоять, умереть за святую Софию» в устах новгородцев того времени означало защитить, а если будет необходимо, положить голову за Новгородскую землю.

Начиная с XII века все работы по ремонту, перестройке и украшению Софии осуществляются на средства и по инициативе новгородского архиепископа. Первым новгородским архиепископом был Иоанн (в иночестве Илия); этот сан он получил в 1167 году, будучи к тому времени уже три года новгородским епископом. Святитель Иоанн — один из самых почитаемых в народе новгородских святых.
Свой духовный путь он начал в церкви св. Власия в Новгороде, где со временем принял сан священника. По смерти родителей Иоанн постригся в монахи, как и его брат Григорий. На озере Мячине, что неподалеку от Новгорода, братья замыслили возвести деревянную церковь во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, которая должна была стать началом нового монастыря. В середине строительства у братьев закончились деньги. Тогда они обратились со страстной мольбою к Пресвятой Богородице, прося ее о поддержке, после чего Богоматерь явилась Иоанну в видении и уверила их в скорой помощи, но просила не ослабляться в вере.
Наутро у монастырских ворот братья обнаружили богато оседланного коня без всадника, а через седла были перекинуты два мешка — один с золотом, другой с серебром. Как только мешки были сняты, конь стал невидим. Возблагодарив Пречистую Богородицу за чудо Иоанн и Григорий продолжили возведение церкви. Средств не только хватило для достройки, но на остаток еще удалось купить деревни для содержания монастыря. В нем братья и приняли постриг, причем Иоанн получил иноческое имя Илия. Так повествует житие Иоанна. Новгородская летопись свидетельствует о тех же событиях, но происшедших уже после того, как Иоанн стал новгородским архиепископом Церковь построена в 1170 году — деревянная, а каменную воздвигли девятью годами позже. Про чудесного коня, правда, летописец умалчивает.

День и ночь не закрывались новгородские храмы, где люди истово молились Всемилостивому Спасу и Пресвятой Богородице. А архиепископ Иоанн стоял на молитве перед их иконами, умоляя о даровании чуда — спасении славного города от страшного нашествия. На третью ночь осады, когда новгородцы «ниоткуда не ожидали помощи, только у Бога просили милости и надеялись на молитвы святого архиерея», было Иоанну видение и голос, повелевающий идти в церковь Святого Спаса на Ильиной улице, взять иконы Пресвятой Богородицы и вынести на крепостные стены «против супостатов», то бишь суздальцев.
Посланные им вернулись с пустыми руками, поскольку, по их словам, икона не сдвигалась с места. Тогда архиепископ сам пошел в ту церковь, пал на землю со словами: «Дева Владычица, упование и надежды, Заступница града! Ты стена, покров и прибежище всех, и мы на Тебя уповаем, грешные. Молись Сыну Твоему, не предай нас врагам за грехи наши, но услышь плач и воздыхание наше!». Начался молебен, все со слезами смотрели на икону. После шестой песни икона заколебалась.
Все в восторге воскликнули: «Господи, помилуй!» Архиепископ Иоанн взял икону, приложился к ней устами и передал нести двум диаконам. С пением понесли икону на городскую стену и поставили на внешнем укреплении, там, где шло сражение. Народ с умилением взывал к Богородице, призывая ее умилосердствоваться над ними.Примерно через шесть часов разлетелась между новгородцев весть о чуде, явленном от святой иконы. Одна из вражеских стрел вонзилась в святой образ Богородицы, и та обратилась в сторону города. И люди увидели, как из очей Богоматери текли слезы.

Архиепископ Иоанн воскликнул: «О дивное чудо! Как из сухого дерева текут слезы! Царице! Ты даешь нам Знамение, что сим образом молишься пред Сыном Твоим и Богом об избавлении града!» Далее, в Житии говорится, что «… Внезапно на неприятеля напал страх, тьма покрыла их, гнев Божий привел их в смятение, и они начали убивать друг друга». Воспользовавшись паникой в рядах суздальцев, новгородцы открыли крепостные ворота и бросились на врагов: одних зарубили, другие бежали. Случилось это 25 февраля 1170 года. В память дивного чуда архиепископ Иоанн установил празднование Знамения Пресвятой Богородицы, которое отмечается 27 ноября (10 декабря).
Икона Божией Матери «Знамение», которая спасла Великий Новгород от разорения, ныне находится в новгородском Софийском соборе. Правда, самая древняя ее живопись почти не сохранилась и была переписана заново в XVI—XVII веках. Икона двухсторонняя. На ее лицевой стороне — поясное изображение Богородицы, в фас, руками, простертыми к небу. На Ее груди, в круге — Богомладенец, который в левой руке держите свиток, а правой благословляет. Такая композиция очень древняя, она встречается в римских катакомбах, где первые христиане втайне от властей совершали богослужения.

В 1046 году великий князь Ярослав Мудрый и княгиня Ирина (Ингегерда) направились в Новгород из Киева к сыну Владимиру на закладку им Софийского собора. Собор был заложен на месте Владычного двора и строился примерно до 1050 года вместо сгоревшего перед этим 13-главого деревянного храма 989 года, однако не на том же месте, а севернее. Освящён собор был по данным разных летописей в 1050 или 1052 году епископом Лукой.
Храм имел пять нефов и три галереи, в которых располагалось несколько дополнительных престолов. Северная галерея несколько раз перестраивалась.

На кресте центрального купола находится свинцовая фигура голубя — символа Святого Духа. По легенде когда в 1570 году Иван Грозный жестоко расправился с жителями Новгорода, на крест Софии присел отдохнуть голубь. Увидав оттуда страшное побоище, голубь окаменел от ужаса. После Богородица открыла одному из монахов, что этот голубь послан в утешение городу — и пока он не слетит с креста, город будет им храним.

Магдебургские (Корсунские, Плоцкие, Сигтунские) врата (польск. drzwi płockie) — название бронзовых дверей первоначально придела Рождества Богоматери Софийского собора в Великом Новгороде; затем эти двери, отреставрированные мастером Аврамом были перенесены в западный портал собора. В течение нескольких веков врата служили торжественным входом в собор. В настоящее время они открываются только во время праздников, когда службу ведёт архиепископ Новгородский и Старорусский.
По одной из версий эти врата сделаны в 1153 году в городе в Магдебурге и предназначались для собора Успения Приснодевы Марии в Плоцке, и в Новгороде врата появились во второй четверти XV века. Впервые двери придела Рождества Богоматери упоминаются XVIII веке в описях Софийского собора, где они именуются Корсунскими, а в описи 1803 года они обозначены как «немецкие». С середины XV века бытовала легенда, о том, что врата из Византии привёз Великий Князь Владимир и, до появления новой версии, их называли Корсунскими. В версии, опубликованной Ф. Аделунгом в 1823 году, эти врата являются воинским трофеем новгородцев, ходивших по морю в 1187 году в шведскую столицу Сигтуну.

Во время шведской оккупации в XVII веке шведский король, веря, что эти ворота из Сигтуны, пытался их возвратить, но его военачальник, опасаясь гнева горожан, оставил врата на месте.
В письме 1616 года Якоб Делагарди писал из оккупированного шведами Новгорода в Стокгольм, к государственному канцлеру Акселю Оксеншерна: «Относительно медных врат, которые его королевское величество желает, чтобы ему прислали из Новгорода ради их достопримечательности, тем более, что они были некогда взяты из Сигтуны, — то я очень бы желал исполнить приказание его королевского величества, но так как эти врата… служат входом в главный храм митрополита здесь, в кремле, куда он ежедневно ходит, то это причинило бы много крика, жалоб и беспокойства. Но, когда между нами идут переговоры, мы не должны трогать этих врат, пока не увидим исхода переговоров; и если, вопреки нашим ожиданиям, переговоры не будут благополучны, то мы, конечно, должны взять отсюда не одни эти врата.»

Вот такой интересный фоторепортаж нашел у307elena «Великий Новгород. Собор Святой Софии», с очень красивыми и качественными фотографиями. А «в это время» местная гопота, тусит на местном форуме — обсуждает и ищет тайные смыслы и заговоры питерских блогеров.

Рубрики: Мотоспорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *