Кругосветка русских байкеров: 8 месяцев, 100 000 км и 35 стран мира

«Совершив кругосветку, мы убедились, насколько мир действительно одинаковый и маленький», — признался в интервью «АиФ» Максим Привезенцев, вместе с напарником Владимиром Рощиным совершивший кругосветное путешествие на мотоцикле.

АиФ.ru: — Максим, сколько километров вы отмахали?

М. П.: — Думаю, примерно 100 тысяч. На колёсах мы проехали около 55 тыс., часть пути преодолели по воздуху на самолётах, по воде на паромах.

Наши дороги худшие

АиФ.ru: — Принято считать, что самые плохие дороги — в России. Или есть похуже?

М. П.: — Хуже дорог, чем у нас, нет нигде, даже в Африке. А с точки зрения инфраструктуры мы — страна даже не третьего, а четвёртого мира. Даже Боливия с её знаменитой «дорогой смерти» (которая на протяжении 70 км «прыгает» по Андам с высоты 3600 до 330 метров над уровнем моря) показалась нам более приспособленной для путешествий.

АиФ.ru: — А бесшабашной манерой езды мы тоже всех превзошли?

М. П.: — В этом смысле Китай многим даст фору. Там такое хаотичное движение, что нужно всё время следить за дорогой. По встречке может ехать фура, да и мопедисты ездят так, будто совсем не знают правил. Ну и Россия, конечно, не отстаёт от Китая. Наши дальнобойщики просто ненавидят мотоциклистов как класс: на грунтовых дорогах они специально обгоняли нас, давали газу, чтобы обдать хорошенько пылью.

АиФ.ru: — В вашем телесериале бедный кениец, отвечая на вопрос, сколько ему нужно денег для счастья, утверждает: «Любая сумма, которую мне даёт Бог, делает меня счастливым». Где, как тебе показалось, люди наиболее счастливые?

М. П.: — Люди везде одинаковые. Разница в ощущении счастья зависит не столько от правительства и режима, сколько от климата. Там, где тепло и больше солнца, люди выглядят более счастливыми. По крайней мере, больше улыбаются, даже несмотря на невыносимые бытовые условия жизни. Чем более суровый климат и меньше солнца, тем более суровые люди.

АиФ.ru: — В Австралии на тебя и на твоего напарника навалилась тоска. Почему?

М. П.: — Австралия показалась нам жестоким полицейским государством: люди там сами себе построили большую тюрьму и живут в ней, не доверяя друг другу. Все друг на друга стучат. Тамошнее население преимущественно состоит из потомков каторжан и мигрантов-неудачников. И отношения между людьми абсолютно искусственные. Тебе никто не улыбается, тебе никто не рад. И, поскольку у нас там не было ни близких, ни родных, мы наткнулись на стену агрессивно настроенного населения, поэтому и затосковали.

АиФ.ru: — В пути вы потягивали из фляжки виски. В других странах есть послабления по части алкоголя за рулём?

М. П.: — Почти везде в этом смысле правила более-менее лояльные. Только в Австралии и Китае — ноль промилле. При нашем неспешном ритме движения и при питании по принципу «где придётся» не выпивать невозможно. 20-30 граммов, чтобы чуть расслабиться и чтобы кишечник нормально функционировал, — это не криминал. Кстати, в Китае, где нас сопровождали местные фээсбэшники, я спокойно выпивал за обедом бутылочку пива, и они смотрели на это сквозь пальцы. Хотя там — до 6 дней тюрьмы за вождение выпившим.

АиФ.ru: Неужели совсем не было сложностей?

М. П.: — Может быть, нам повезло, а может, потому, что мы не искали приключений и ехали всё-таки не наобум, а по заранее продуманному маршруту, в дороге у нас не было ни одного серьёзного инцидента. В Танзании мы чуть заблудились, попали на очень плохую грунтовую дорогу, долго ехали, но, даже когда наткнулись на блокпосты из местного населения, проблем не возникло. Отношение к нам было настолько благосклонным, что люди готовы были помогать чем могли. В Замбии население воюет с государством, и там не самым лучшим образом обстоят дела с бензином. И мы заправлялись в деревнях из канистр. Один раз мы заплутали на мотоциклах и проезжали через фавелы Йоханнесбурга в ЮАР. Был поздний вечер, темно, и по обочинам дорог стояли люди с палками и камнями. Как нам объяснили, это были «охотники на таксистов». Но нас никто даже не пытался остановить, люди поднимали руки, приветствуя нас. Хотя, признаюсь, больше такой подвиг мы не повторяли.

АиФ.ru: — Получается, что самая экстремальная ситуация была у вас, когда вы прыгали с тарзанки в водопад Виктория?

М. П.: — Нет, настоящий экстрим случился в Боливии, когда мы на «дороге смерти» попали под проливные дожди, которые шли на высоте в горах. Ночью вместо дороги образовалась селевая река. Мотоцикл Вовы чуть не снесло в пропасть. Потоки воды были такие, что ни палатку разбить, ни ехать было невозможно. И нам пришлось заночевать в гараже у аборигенов.

Тест на мужество

Основной экстрим начался в России: во время первой же ночёвки в самом приличном отеле Улан-Удэ ужин в гостиничном ресторане закончился поножовщиной местных жителей — с погибшими и т. д. Путь из Бурятии до Екатеринбурга оставил самые угнетающие впечатления: ужасное состояние дорог, у людей в глазах — полная безнадёга, много алкоголиков и наркоманов. Ничего толком увидеть невозможно. Ты не можешь даже поднять голову, так как всё время смотришь, чтобы на дороге чего-нибудь не обвалилось. Увы, я увидел, что страна, которую нам показывают по ТВ, и реальность не совпадают.

Рубрики: Мотоспорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *