Афганистан гостеприимный и не очень. Часть 1

на горизонте Афганистан

Человек 10 толпились вокруг машины, ни одного таджика. Правду нам говорили, что они туда не ездят. Афганцы в Таджикистан ездят много, у некоторых тут семьи.

«Маршрутка» отъезжает по мере наполнения. Одна ушла перед нашим носом. Ждём.

Никто нам не улыбается, о чём они там говорят? Ну вот, уже мысли полезли. Всё ли я правильно делаю, куда мне в авто садиться, как вообще спросить-то? Как отреагируют, что спрашивает женщина (оба мои спутника английским не владеют)? Да, куртку пора под горло застёгивать! Надо было переодеться заранее, теперь придётся по жаре в куртке.

Мои размышления прервала прибывшая машина. Люди стали грузить сумки, мы свои туда же. Куда сесть нам жестами показали. Двое вполне приличного вида спросили, собираемся ли мы в Кабул. Собираемся. Журналисты? Да нет, что вы, туристы! Руси. Вроде как одобрительно покивали, вопросов больше нет.

На границе, с такжикской стороны, пришлось задержаться. Перезаполнили кучу бумажек, ответили на кучу вопросов, основной из которых «зачем?» Страну хотим посмотреть. Что, больше смотреть по миру нечего, как только грязь афганскую? Мдаа, не любят таджики соседа, а ведь когда у самих в стране беспорядки были, некоторые в Афгане жили как беженцы. Ну вот и документы готовы, штампики стоят, ну мы пошли, увидимся на обратном пути? «Ну это если вернётесь» — прозвучало нам в след. Бррр, неприятное место.
На афганской таможне как-то быстрее пошло, тоже что-то заполнили, проштамповали и впустили.

Контраст между двумя странами виден сразу после пересечения границы. На таджикской стороне всё зелёное, здесь всё песочного цвета, собственно сам песок и никакой растительности. Рядом база НАТОвская. Солдаты с автоматами. Вот таким Афганистан показывают по ТВ. Я даже на секунду остановилась в раздумьях по какой тропе до пограничного контроля дойти. А то ведь при виде таких пейзажей в памяти всплывают заминированные дороги и прочие ужасы. Ну, думаю, у самой границы-то всё чисто должно быть. А если чё, так солдатики помогут.

Пограничник по-русски немного говорил, был очень шустреньким и явно хотел денег, искал за что бы содрать. Я тогда для себя решила, что все пограничники-таможенники и прочие работники этой сферы вне зависимости от национальности, являются родственниками и чтут семейную традицию обдирания бедного странника. Как нарочно, у нас в сумке нашлось чему обрадоваться. Ещё в Таджикистане купили настойку (40 градусов) дёрнуть перед границей для храбрости, но были так взволнованы происходящим, что забыли))) Понятно, что это запрещено, мы это случайно, по ошибке, больше никогда-никогда не будем, обещаем хорошо себя вести. Бутыль изъяли, нас пропустили. Ну вот, только в страну въехали, а уже чуть не влипли. Теперь каждый свой шаг тщательно обдумывать будем!

Безопасность

Несмотря на непростую ситуацию с общей политической стабильностью в стране и постоянные стычки между многочисленными местными группировками, Афганистан является достаточно безопасной страной. В крупных городах на каждом углу представители сил Коалиции, местной армии и полиции, а в провинции порядок поддерживается отрядами местных общин, причем и те и другие достаточно жестко и бескомпромиссно выполняют свои функции (часто настолько жестко, что они могут представлять собой гораздо большую опасность, чем гипотетические террористы). Это касается и общей неприязни иностранного военного контингента к туристам, и стремления местных органов правопорядка всячески оградить туриста от «неприятностей», выливающееся обычно в политику «держать и не пущать». В этом случае следует обращаться сразу к офицерам органов правопорядка (легко различить по белым кокардам на головных уборах), которые гораздо терпимее и корректнее своих подчиненных.

Многие западные издания усиленно продвигают тезис, что в Афганистане крайне высока угроза похищения и убийства иностранцев, особенно вне Кабула, однако бесстрастная статистика утверждает, что здесь это случается не чаще, чем в Пакистане или северных районах Индии. При соблюдении местных обычаев и банальных приемов обеспечения личной безопасности путешествовать по Афганистану ничуть не сложнее, чем по любой другой стране региона.

Главная опасность — мины и неразорвавшиеся боеприпасы, которых в местной земле неимоверное количество. Города и крупные населенные пункты тщательно проверены саперами, а многие посещаемые места разминированы, однако развалины и их окрестности часто буквально нашпигованы «молчаливой смертью». Расчищенные участки обычно обозначаются рядами белых камней или флажков, опасные — красных. Однако многие и многие сотни километров обочин, полей, ущелий и перевалов до сих пор таят в себе тонны взрывчатки, поэтому отходить от проложенных троп можно только в сопровождении хорошо знающего местность проводника. Однако и они не являются твердой гарантией безопасности — противоборствующие группировки часто выставляют заряды на уже разминированных участках. Особенно их много по обочинам дорог вокруг крупных военных баз, вокруг подбитой или разбитой боевой техники и на горных серпантинах. Не стоит поднимать с земли показавшиеся интересными предметы — многие из них могут оказаться минами-ловушками или их элементами.

Особое внимание следует обращать на безопасность женщин. Им рекомендуется появляться на улицах только в сопровождении мужчины, носить скромную одежду, максимально закрывающую тело (брюки или длинные юбки) и покрывать голову платком. Не стоит садиться в незнакомые машины (даже к ооновцам!) и принимать предложения незнакомцев посетить магазин или лавку — все это только в сопровождении мужчин, и только в дневное время.

Электричество

Напряжение в электросети 220 В, 50 Гц, однако в провинции нередки сильные скачки напряжений, часто оно устойчиво держится в районе 150 В. Многие дома и целые улицы снабжаются энергией от мобильных электростанций, часто самодельных или снятых с подбитой военной техники, поэтому в отдаленных районах понятия стабильной подачи электроэнергии попросту не существует.

Используются три типа розеток — старый британский стандарт BS-546 (треугольный или пятиугольный разъем с двумя тонкими и одним толстым круглыми штырьками, аналог Type D), более новый британский стандарт BS-1363 (Type C) и европейский стандарт Schukostecker или Schuko (CEE 7/4, Type F), хотя все еще встречаются розетки старого советского образца.

Фото – Святослав Каверин (если не указано другое)

На эту страничку в ВК я набрёл случайно и, как часто бывает, надолго залип. Но впоследствии (а это бывает реже) не пожалел о потраченном времени. Такого пёстрого и при этом цельного содержания я, кажется, не видел ещё нигде. Подборки афганской музыки – то современной, то из каких-нибудь 70-х. Сканы редких книг по истории народов Гиндукуша. Фото из поездок через Памир. Лекции и документалки о народах Среднего Востока. Хроники жизни экзотического и неспокойного региона. Плюс – каталог традиционной афганской одежды (с особым вниманием к плоским шапкам “паколь”). Плюс странное название – SWAT SLAV. Я так и не понял, что это и для чего, но был крайне заинтригован и на группу подписался. Пока читал посты, стало ясно, что это почти субкультура – российские любители Среднего Востока, ориенталисты. Со своими приколами, сленгом, с множеством групп и публичных страниц в соцсетях, где счёт подписчикам идёт на тысячи. Немало для экзотической темы! И, более того, как-то постепенно я и сам стал таким любителем. Пусть пассивным и заочным, но всё же. Однако так и не понял, откуда взялись эти ребята, в чём корни их любви к этому неоднозначному региону и что же такое SWAT SLAV.

И тогда я решил во всём разобраться – и заодно рассказать читателям «Пассажира». Ввести в курс дела согласился основатель и админ SWAT SLAV Святослав Каверин – журналист, этнограф, музыкант и сотрудник издательства комиксов Bubble. Путешествия в Афганистан и сопряжённые с этим опасности, приобретение афганской одежды, ислам, истоки интереса к Востоку – вопросов у меня была целая куча.

Как я полюбил Афганистан

– Почему в центре твоего внимания оказался именно Афганистан?

– Афганистан – самый «дикий», самый аутентичный среди персоязычных стран. Скажем, Иран для меня слишком теократический. В Таджикистане традиционная культура в значительной мере стёрта советской модернизацией и гражданской войной в 1990-е годы. Вместо национального костюма там китайские тряпки носят. И хотя в Иране и Таджикистане аутентика и старина ещё имеются – всё же Афганистан.

Кстати, хоть я и вырос на равнине, есть во мне, видимо, какой-то скрытый горец. Потому что, приехав в Афган, я почувствовал себя там как дома. Осознанное чувство такое: я дома.

– С чего начался твой интерес к теме Востока и конкретно твоего любимого региона Гиндукуш?

– Я родом с юга России, из Черноземья – лесостепная зона, некогда Дикое поле. Это область с очень интересной, но мало документированной историей. Когда-то на этих землях жили кочевники – половцы, до них – скифы, сарматы. Помимо кочевников были в тех землях и различные поселения, города. Например, города аланов на территории Донбасса, аланы бежали в VIII веке от нашествия арабов на Кавказ. По основной гипотезе, арабы в то время даже до района Самары дошли, преследуя хазарское войско. В общем, много интересного можно узнать о родных землях, чего не упоминают в учебниках.

В VIII в. арабы даже до района Самары дошли. Много интересного можно узнать о родных землях, чего не упоминают в учебниках.

Я с детства много читал об истории юга России, и постепенно все эти неочевидные факты истории стали уводить меня в Азию. И со временем я пришел к пониманию, что больше, чем всё остальное (включая компьютеры и рок-журналистику), мне интересен Афганистан. А точнее, Гиндукуш и вообще вот этот горный узел: Памир – Гиндукуш – Гималаи. Привлекает многое: таинственность этноистории народов региона, их музыка, их изобразительное искусство (и современное, и недавнее языческое, и греко-буддийское). А после поездок туда и к Родине обостряется интерес. Но всего сразу не успеть, читаю разное по необходимости.

– Сколько же лет прошло от зарождения интереса к этому региону до первого приезда туда?

– Иранскими народами я стал интересоваться на 1 курсе (2004 год), когда дорвался до Интернета (немногим ранее появился компьютер дома). Читал всё любопытное по древней истории вместо занятий программированием, физикой, высшей математикой. Это запороло мою учёбу – зато дало понимание, что же мне на самом деле нужно. А в Афганистане я впервые оказался в 2014-м – получается, прошло 10 лет.

– Пришлось ли на это решаться? Или сомнений не было?

– Дело было так: однажды я увидел объявление о вакансиях в “РИА Новости”: корреспондент в Турцию, Иран, Афганистан со знанием английского, персидского (и турецкого, соответственно). А в то время я как раз осваивал персидский – как самый распространенный иранский язык современный (на нём – или очень близких языках – говорят в Иране, Афганистане и Таджикистане). Я отправил отклик на вакансии (кроме Турции, конечно), но его даже не рассмотрели. Я загрустил и пошёл работать в комиксы. Но тогда же понял, что не боюсь ехать в Афганистан, готов к этому. Так что сомнений не было.

– Расскажи про свою первую поездку в Афган.

– Это был двухнедельный отпуск. Раньше путешествовал немного, и поездка в Афганистан в 2014-м стала первой по многим параметрам. Я в первый раз отправился за границу. Также это был первый полёт на самолёте, первый раз в горах, первый раз в Азии, первое посещение мусульманской страны. Всё было впервые.

А началось всё с поиска местных головных уборов и одежды. Я искал в соцсетях людей, которые могли бы доставать вещи для моей коллекции и для других желающих. Начал вести дела и общение с двоими кабульцами, и один из них стал настойчиво приглашать меня в гости.

– А что это были за люди?

– Это парни 1989-90-го годов рождения, оба с высшим образованием. Первый – банковский работник (учился на Украине, кстати). Второй несколько лет никем не работал, жил за счёт своей семьи (довольно обеспеченной). Он охранял дом – есть такая традиция, чтобы кто-то всегда был дома, потому что в Кабуле действуют воры-домушники.

В общем, тот второй кабулец и его отец меня звали к себе в гости целый год. Не поехать было уже как-то несолидно. Подумал про себя: разве я боюсь? Так и полетел в Кабул. Отчасти меня настроила на правильный лад книга Антона Кротова «Автостопом по Афганистану» (правда, там про ситуацию 2002-го года, а те времена были спокойнее). Хотя читал и чернушные отчёты Варламова. Но я летел за культурой, за «приятным» Афганистаном, и я его нашёл. И снова – в 2017-м. Оба раза находился там по 2 недели – то есть просто на время отпуска. Хотя лучше всего ехать туда на месяц – таков был план на лето 2018 года, но местные убедительно попросили меня сейчас не приезжать: обострилась ситуация, теракты и обстрелы участились. Планирую теперь на 2019 год, скорее пару поездок.

Кабулец и его отец меня звали к себе в гости целый год. Не поехать было уже как-то несолидно. Подумал про себя: разве я боюсь?

2014-й – первые впечатления: выхожу из аэропорта, вижу пыльную местность, невысокие дома, пирамидальные тополя. И чувствую себя, как в Черноземье, – только на горизонте не холмы по 100 метров, а горы-двухтысячники. Вокруг Кабула несколько горных гряд. Совсем далеко – совсем уже грозные снежные пики. Эти горы обнимают горизонт и создают то же чувство уюта, которое впоследствии помогало мне освоиться.

Далее – бытовые детали. В аэропорту меня встречали кабульские друзья. Накинул платок на шею (спереди) – мне сказали, что неправильно делаю, концами назад завязывают арабы, мол. А надо концами вперёд. Сел в автомобиль, пристегнулся ремнём. Реакция друга: «Что это ты делаешь? Мы так не делаем».

– Чем занимался 2 недели? Где был?

– Ходил по городу, посещал музеи, парки, проводил время дома. Съездили в Панджшерское ущелье, было здорово – вновь почувствовал в себе скрытого горца. После лазанья по меловым холмам Черноземья подъём и спуск по осыпающимся каменистым склонам марсианского цвета уже не были чем-то новым и сложным.

– Что по бюджету получилось? На какие траты рассчитывать тому, кто собирается лететь из России в Афган?

– Однократная виза на месяц (плюс мелочи) – 100 долларов, или около 6000 рублей. Самолёт туда-обратно – 650 долларов за прямой рейс (около 40000), билеты есть практически всегда. В 2017 году летел с пересадкой в Дубае – 450 долларов туда-обратно. Касаемо цен (скажем, в Кабуле), то до обвала курса рубля всё стоило в 3-4 раза дешевле, чем в Москве. Сейчас – примерно в 2 раза дешевле. Афгани, кстати, почти равен рублю (100 афгани – 90 рублей на июль 2017-го).

На неделю вполне хватит 100 баксов, если не транжирить. Особенно когда находишься в гостях: хозяева и кормят, и возят везде. Расходы тогда вообще нулевые. Мне только на второй неделе стали давать расплачиваться. До этого – ни за что. Это у афганцев национальный спорт такой: «я плачу» – «нет, я плачу». Друзья чуть ли не дерутся – кому платить, скажем, за обед. Я начал тоже в этот спорт включаться постепенно.

В общем, бюджет может выйти разный, но 1000 с небольшим долларов на 2 недели может хватить, включая стоимость перелёта (лучше имейте 2000). Зависит от программы перемещений. Опытные и везучие (!) автостопщики могут обойтись 1000 рублей (помимо стоимости визы). А ещё стоит помнить, что окупить поездку могут старания любого толка: репортажи с места, статьи потом, блог, более серьёзные труды, фотографии, выступления, выставки, репетиторство, привоз продуктов и вещей из посещаемых стран (и передачи туда – тоже). Определиться помогут профильные веб-ресурсы (о поездках и работе) и опыт других путешественников – отчёты регулярно публикуются.

– Деньги туда в каком виде лучше брать?

– Лучше везти наличные в долларах и там менять. Обмен валюты происходит исключительно на улице – у специальных людей с ящичками. Обмена в банках нет. Есть банкоматы, деньги можно снять с комиссией 3%. Лимит снятия – 200 долларов за раз (итого 206 списывается). Банкоматов не так много, надо поискать. Хотя к прошлому году их стало чуть больше. Кое-где можно расплачиваться картой – в супермаркетах, например. Но это заведомо более дорогое и цивильное заведение. Есть комплексы – отель, фитнес, торговый центр, супермаркет – там тоже можно картой платить. Но они рассчитаны больше на иностранцев (которые в Афганистане всё же есть, не только военные), причём не только из западных стран.

Афганистан: ожидания и реальность

– Как соотнеслись ожидания от Афгана и реальность? Что удивило?

– Поскольку я не шёл в какие-то чернушные места, Афганистан оказался лучше и благоустроеннее, чем я ожидал. Ожидал больше треша. А так – нормальная страна. И люди могут жить вполне благоустроенно (по быту), если захотят. Это касается не только богачей. Довелось ночевать в сельском доме без изысков и шика, но со всеми удобствами – на порядок лучше, чем в наших деревнях.

– Афганистан со всеми его войнами и нестабильностью считается очень опасным местом. Это так? Реально ли гулять по городу одному?

– Гулять можно, но следует учитывать, что дома, улочки в районах очень похожи друг на друга, легко заблудиться. Не обойтись без карт, смартфона. Google-карты там, кстати, хорошо работают (я смотрел, верно ли меня везёт таксист).

А вообще в Кабуле не слишком опасно – нормально. Особенно в центре (хотя зачастую теракты совершают именно там). Есть, конечно, места, куда лучше не ходить одному или не ходить вообще. И главный принцип безопасности – не оставаться долго на одном месте. Где-то это 5 минут, где-то полдня, а где-то (например, в хостеле) лучше не проводить больше одной ночи. Если иностранец примелькается, то разные люди могут начать проявлять к нему нездоровое внимание. Главные риски – это похищение или ограбление. Причем пуштуны и таджики вечно друг на друга кивают. Один пуштун говорил мне: зря ты в таджикском районе живешь, они знаешь какие бандиты, там тебя ограбят и изнасилуют. Таджики говорят: к пуштунам не ходи, ходи у нас, а то тебя там ограбят и изнасилуют. Это у них связка такая любимая – рассказывать, какие гопники-гомосеки живут в другом районе. Но в пуштунском районе я действительно не бывал. Бывал в таджикских – там я жил – и в центре, центр у них смешанный. К хазарейцам, нуристанцам заезжал. Деньги потерял, лишь давая в долг, – и, похоже, смешанное русско-пуштунское происхождение множит раздолбайство вдвое. Не рекомендую доверять суммы, которые жалко потерять, людям, которые ничего значительного для вас не сделали (извините, наболело).

Если иностранец примелькается, то разные люди могут начать проявлять к нему нездоровое внимание. Главные риски – это похищение или ограбление.

Да, атмосфера там не туристическая, но и преувеличивать опасности не надо – нормально всё, особенно в центре города. Я чувствовал себя расслабленно, без ощущения угрозы. Нет такого, что вышел на улицу – и сразу попадаешь в зону опасности, как в Венесуэле или Колумбии. Не надо тереться у министерств, посольств, домов политиков, военных баз и прочих ведомств – потому что именно там часто взрывают, да и делать там нечего. В плане общей безопасности в Кабуле лучше. Но – теракты. Хотя они и в Москве бывали, мы к тому привыкли в 2000-е. (Только сейчас осознаю, что страх теракта остался в «нулевых». Спасибо режиму). Нельзя же думать о плохом всё время – надо жить. Думаю, у афганцев сходное отношение.

– А лично у тебя были ситуации, связанные с риском?

– У меня всё было гладко и ровно, потому что я был гость (а также соблюдал приличия и мало выделялся внешне). Для принимающей стороны это ещё и вопрос чести – чтобы с гостем всё было в порядке. И я не злоупотреблял этим, конечно.

– Один мог пойти куда-нибудь? Чаю попить где-нибудь, позалипать?

– Залипал я на природе, чай пил повсеместно. Шутят, что афганцы пьют чай с чаем. Специально за этим не нужно выходить.

В прошлую поездку один (вне дома) оставался всего на 3 часа за весь срок. Гулял по дуканам (магазинчикам), пока мой друг был в банке на обучении новому софту, на работе у себя. Это было в пятницу, хотя пятница у мусульман выходной, и люди, у которых я жил, думали, что тот друг хочет меня обмануть как-то или похитить. Была обещана расправа, если что-либо со мной случится. Хотя подозреваю, что дело здесь скорей в стереотипах, традиционной неприязни.

Ещё в такси один ездил. В таких случаях я старался не говорить по-русски – на всякий случай, чтобы не вызывать лишний интерес. И не хочется каждый день по 10 раз рассказывать, кто я и откуда. Поэтому я был для них турком, нуристанцем (особо отдалённые горцы из местных, некогда язычники), боснийцем или кем-нибудь ещё. Разговаривал по-персидски. Обязательно вставлял чисто местные словечки. То есть даже при не очень уверенной речи было слышно, что я – не посторонний, в теме.

– Как считаешь, почему в Афганистане такой треш? Почему так сложилось, что города, если верить фоткам, зачастую имеют постапокалиптический вид?

– Могу сказать насчёт Кабула. Раньше многие из нынешних кабульцев жили в деревнях. Ещё в 1960-е город был населён умеренно, и там было достаточно цивильно. Когда народ повалил из провинции в столицу и пошло перенаселение, всё скатилось в срань, особенно после свержения государственной власти в 1992 году (в период правления моджахедов, затем талибов). По рассказам старожилов, подобное ведь было и в Москве в 1950-60-е, когда в столицу поехала «деревня»: заселяясь в хрущёвки, они там чуть ли не коров заводили, заходили в подъезды в нечищенных ботинках, покрывая лестницы грязью. В Кабул «понаезжают» и сейчас, город разрастается, отстраивается колоссальными темпами. Я сделал фоторепортаж из новостройки – там 4-комнатные квартиры по 250 метров с двумя санузлами и просторными общими этажами. Тут мы можем лишь мечтать о подобном. Вот вам и Афганистан… А на улицах хаотично сорят, в лучшем случае бросают мусор в арыки, которые специальная служба чистит раз в неделю. Понятно, что при постоянной террористической угрозе не актуально ставить урны в местах общего доступа. Я видел урны только в парке и при музеях (и люди бросают фантики мимо них тем не менее), и при входе на территорию всех людей тщательно обыскивают.

Ещё в 1960-е Кабул был населён умеренно, и там было достаточно цивильно. Когда народ повалил из провинции в столицу и пошло перенаселение, всё скатилось в срань.

А война в разных аспектах подогревается региональными игроками. США, Пакистан, арабы, Китай, Индия, Иран (и, говорят, Израиль) – у всех свои интересы. У Российской Федерации интересов и проектов там мало сейчас, однако в афганском обществе царит паранойя по поводу политической подоплёки всего происходящего, потому про меня часть людей считает, что приехал «не просто так».

Особенности афганского характера

– Вопрос личный, но всё же задам. Афганистан, о котором мы говорим, называется Исламской Республикой. В каких ты отношениях с религией?

– К исламу отношусь с пониманием, признаю достоинства шариата как юридической системы. И если люди с этим счастливы – то пусть. Сам я агностик. Отношусь к любой религии спокойно – беспокоят лишь её последователи, когда пытаются меня как-то активно касаться.

В первую очередь, мой интерес – народная культура Гиндукуша (а она имеет древние местные, доисламские корни). Конкретно темой ислама я практически не занимаюсь, но приходится учитывать, что большинство населения там – мусульмане различных течений. Мэйнстрим – сунниты, иногда они бывают злыми. Шииты бывают странными, но в целом более интеллигентны. Горцы в плане религии сильно разнятся. На пакистанской стороне Гиндукуша есть языческое племя (калаши). Кое-где есть индуисты, сикхи. После британского владычества остались христианские общины – из индостанцев (там лишь щепотка «белых»), и даже есть православные старообрядцы (в Пакистане), пополняемые представителями низших каст. Хотя ислам уравнивает людей в обществе, пакистанское общество сохранило пережитки индуистского мироустройства. Как-то смотрел видео с пуштуном-христианином в паколе. Кстати, религиозной привязки у паколя нет – это просто головной убор.

– Я знаю, ты и сам обычно ходишь в паколе. Как в Москве на него реагируют?

– Скажем, ветераны Афгана относятся по-разному. Кто-то носит по праздникам или кладёт дома на полку. Для них это символ сопричастности. А для других это – как фуражка «эсэсовца»: могут и в драку полезть из-за паколя на голове (скорее в пьяном виде). «Я на таких, как ты, в прицел смотрел». Или «у меня отец на войне погиб». И вот к чему это меня обязывает? Однажды была назначена встреча у Храма Христа Спасителя – я покупал альбом по греко-буддийскому искусству Гандхары (всё тот же регион). Охранник храма докопался: зачем, мол, я одеваюсь, «как эти головорезы»? Ты, мол, не знаешь, что значит эта шапка, ты ничего не понимаешь, такой-сякой… А она ничего не значит. Я просто ушёл в итоге.

Фото – Алексей Леонадзе

А ещё паколь – просто тёплый, отлично согревает при температуре до нуля градусов. Ниже минус пяти начинают отмерзать верхние кончики ушей, если размер паколя не позволяет натянуть его глубже (даже на мочки, проверено). Паколь покупают, чтобы носить на улице и на мероприятиях, на природе или в бане, например.

Тут мы обращаем внимание, что в кафешке, где мы сидим (случайно найденный уютный полуподвал на Полянке), все трое или четверо официанток выглядят, как стереотипные лесби: весь этот грубо-мальчишеский стиль во внешности плюс соответствующая манера держаться (впрочем, без грубости и хамства – с гостями девушки вполне милы). И Святослав вспоминает:

– В Афгане, кстати, есть женщины, переодетые в мужчин. Бывает, что в семье мужчин мало либо совсем нет. Тогда одну из девочек воспитывают как мальчика и одевают как мальчика – до тех пор, пока не придёт время выходить замуж. Правда, потом такой девушке, привыкшей жить по-мальчишески и ходить где угодно, уже не хочется загонять себя в ярмо женского быта и сопряжённых с ним условностей, ограничений. Об этом есть документалка канала Russia Today – «Кабульские зеркала» – и книга «Подпольные девочки Кабула».

А вообще в Афганистане важнее казаться кем-то, чем быть им. Например, важно выглядеть мусульманином, вести себя правильно. Убеждения можно иметь какие угодно, но нельзя публично отвергать свет веры – что по шариату карается смертной казнью.

– А ведь, казалось бы, времена Талибана позади…

– Ну, вот так. Название страны – Исламская Республика Афганистан. Есть, скажем, афганские христиане, есть бахаи. Но они не могут говорить о своём вероисповедании открыто – опасно. Многие из таких покидают страну, просят убежища за рубежом, в том числе в России. И некоторые высказывают сомнения в их искренности – ведь проще эмигрировать с таким страшным поводом.

– Чем афганцы похожи на русских, как считаешь? И чем отличаются от нас?

– Есть сходство недостатков: надежда на авось, раздолбайство. Кроме того, им не чужды креативное мышление, нестандартный подход к решению разных ситуаций – всё то, что у нас называют смекалочкой (собрать что-либо из желудей и спичек). Склонны опаздывать и долго делать (точнее, приступать). Досадно и смешно себя в этом узнавать. Наверное, в прошлой жизни был афганским горцем.

Различий тоже сколько угодно. Нас с детства учат не сидеть на полу, не ходить босиком и не есть руками. Для афганцев всё это – норма. Хотя не для всех: например, нуристанцы традиционно пользовались и мебелью и столовыми приборами. Помню, обедали мы в гостях у нуристанцев, сидя на полу, но после, для беседы (под зелёный чай и сухофрукты-орешки) мы переместились в мягкие кресла. То есть им важно хотя бы дома иметь мебель как отражение национальной идеи. У некоторых имеются резные кресла – именно образцы племенной культуры, с красивым орнаментом.

Сделать Ближний Восток популярнее: зачем создавался SWAT SLAV

– Теперь давай о вашей группе – SWAT SLAV. Как и зачем она был создана? И при чём тут афганская одежда?

– Однажды я захотел достать для себя несколько вещей. Стал думать, как это можно сделать. Звонил в Пешавар (Пакистан) по телефонам, указанным на ярлычках на подкладке паколей, – дальше “salaam” поговорить не удалось, ни английского ни персидского местные не знали. Поискал – нашёл на «ВКонтакте» парней из Кабула (о них говорилось в начале интервью – В. К.). Так и начались дела. В Пакистане и Афганистане паколь стоит 3-7 долларов, а на eBay – 30 в среднем. В Москве – 20 баксов, причём я достаю экземпляры из более качественного материала (шьются только под заказ), в то время как повсюду – ширпотреб. По итогу этой практики собрал коллекцию паколей, она обновляется. Готовлю книгу о разновидностях и истории этого поистине культового головного убора. Выступал в лектории РГО с рассказом про головные уборы Афганистана, на материале книги и коллекции запланированы выставки. Популяризирую «афганский стиль» у нас – сам всё то же и ношу, порой даже пуштунский плед в качестве шарфа-накидки. Вещи удобные, практичные, хорошо подходят к нашему климату, особенно весной-осенью. «Афганский стиль» не ограничивается одной народностью и даже не замыкается в границах одного Афанистана – сходным образом одевается и население горного Пакистана и более низких частей пуштунской провинции Хайбер-Пахтунхва, однако особенно характерен для жителей Нуристана (где паколь в ходу с XIX века) и Панджшера (где паколь стал популярен в 1980-е, благодаря личному примеру командира Ахмад Шаха Масуда).

Атрибуты дресс-кода: паколь (гиндукушский берет), шейный платок (дисмаль), жилет -станского фасона (васкат), плед (пату). Может дополняться курткой М65, советской униформой песочного цвета (так называемая «афганка»: песочка, прыжковка, мабута), жилетом типа «свадебный фотограф» (как у Анатолия Вассермана). Есть пуштунские сандалии с подошвой из автомобильной покрышки, есть чётки, есть тюбетейки, тюрбан (и пару наших человек я видел в Москве – в индийских тюрбанах, конечно не сикхских). Типичный -станский комплект из длинной рубахи и шароваров (пейран-тамбан, шильвар-камиз) на улицах Москвы может смотреться диковато, однако на дворе уже 2018 год, а не 2013, и этим летом я попробую надеть – уже не самый радикальный выбор в рамках современной моды. Вообще скучаю по такой одежде, в Афганистане была крайне комфортна, особенно в жару, – в Москве на мероприятиях одеваюсь так иногда. Основные аксессуары ношу каждый день, без жилета вообще некомфортно. Паколь защищает от холода и перегрева, платок и греет, и защищает шею от обгорания, и просто впитывает пот. Под пледом сплю в офисе и дома, и в путешествиях тоже, и на балконе погреться можно.

Такая обширная деятельность и глубокий интерес, порыв к исследованиям требуют покупать этнографические предметы из региона (искусство, хозяйство, костюм) и редкую – специализированную литературу: книги, альбомы, листовки, словари, статьи в электронном виде. С недавних пор я стал часто посещать библиотеки, но и там приходится тратиться на ксерокопирование и сканирование (на телефон фотографирую лишь отдельные цитаты и схемы, нужно качество) – собираю статьи А. Л. Грюнберга (и подробную библиографию по Нуристану вообще). Недавно удалось попасть в домашний архив этого выдающегося лингвиста, скопировать некоторые статьи, фото, записи речи – ровно то, что нужно для изучения нуристанцев, их костюма, быта и языков.

Паколь защищает от холода и перегрева, платок и греет, и защищает шею от обгорания, и просто впитывает пот.

Всё это доступно желающим: даю скопировать, отснять, переписать, некоторые книги уступаю. С товарищами постепенно сканируем мою библиотеку, пора публиковать в группе SWAT SLAV (и это уже происходит иногда). Оформляю наши коллекции в сети – на отдельном сайте, и для полного счастья (и облегчения) очень не хватает своего оффлайн-уголка для хранения и показа всего собранного (чтоб не дома).

Всё это крайне затратно, и выручить средства на пополнение коллекций и библиотеки SWAT SLAV удаётся через привоз хороших паколей и других вещей. Кто интересуется? Ветераны войны в Афганистане, их друзья, страйкболисты, реконструкторы, уроженцы региона (таджики, узбеки, даже афганцы иногда – недавно написал мне афганец из Норвегии, выросший в Сибири), мусульмане различного толка. Иногда поиск паколя приводит к дружбе – например, с ветераном из моего района тепло общаемся. Помогаем людям найти людей, найти вещи, найти себя отчасти. Как-то в метро в час ночи встретил русского парня-мусульманина из города Камышин, мы оба в паколях – сразу поздоровались.

Группа SWAT SLAV появилась весной 2014 года, прямо перед моей первой поездкой в Афганистан. Практическим изучением афганского костюма и быта я занялся тогда же, и хотелось иметь страницу, которая стала бы не просто каталогом вещей, а ещё и неким культурным двигателем. Название навеяно пакистанской долиной Сват (колыбель буддизма, греко-буддийского искусства, «шерстяной» район) и при этом созвучно с моим именем: «Святослав» – «Сват Слав».

– Интерес участников SWAT SLAV к афганцам, пакистанцам и прочим – он взаимный? Вы ищете редкие материалы по их культуре, а сами представители этих народов делятся ими? Из первых рук, так сказать. Участвуют в наполнении сообщества?

– Вести группу мне помогает несколько людей – студенты, аспиранты, выпускники. Ближайшие соратники раскрывают темы кухни, традиционной музыки разных народов, изобразительного искусства горцев и вообще всех аспектов жизни и культуры персоязычных стран. В то же время тематика группы не ограничивается ими, затрагиваем страны от Средиземноморья до Китая. На VK и в целом в Интернете уроженцы таких-то стран и народов публикуют материалы, мы делаем репост к себе. Есть люди, которые делятся с нами персонально, участвуют в жизни группы. Мне лично присылают фото и видео, иногда книги уроженцы Памира-Гиндукуша, дружим, планируем визиты друг к другу в гости. Памирец из горного Пакистана пригласил на свадьбу, но сейчас я не готов поехать, к сожалению. И надо сказать, что те же люди с интересом потребляют публикуемые материалы – ведь всезнание недостижимо, и всегда найдутся новые любопытности и любопытные старости, а также просто красивые вещи на фото, видео и в музыке.

– Из чего состоит работа над SWAT SLAV?

– Стараемся регулярно вести ленту, порядка 10 постов в день. В основном это репосты, поскольку все мы учимся, работаем и зарплаты за сетевую активность не имеем. Я иногда вспоминаю, что у меня из 2 поездок накопилось 5 тысяч фото и надо бы их потихоньку выкладывать. Непосредственно общаюсь со студентами… Сам, к сожалению, не пошёл учиться профильно, куда-нибудь в МГИМО или ИСАА МГУ, – но это впереди, через 2-3 года, когда выпущусь из ИЖЛТ, по журналистике. Иногда студенты пишут для нас какие-то статьи, транслируют свой учебный опыт. Написать реферат – это как бы в никуда, а здесь он может быть полезным для многих. Студенты из Афганистана также на связи, и им любопытно и приятно видеть интерес к своей стране и читать там наши материалы.

Помимо всего милитаризма и ужасов в Афганистане много интересного – искусство, народная культура, кухня, что угодно.

Хочу сказать всем заинтересованным: пожалуйста, пишите, обращайтесь к нам (админам группы SWAT SLAV), давайте общаться и взаимно обогащать знания друг друга. Материалами, которые имеем, поделимся с радостью – нужно вместе двигаться вперёд, развивать застоявшиеся области востоковедения и медиапространство, запускать сюда Восток – и Русский мир к «ним» (и -станцы интересуются).

По сути мы занимаемся популяризацией темы Среднего Востока – и Афганистана в частности (однако про Иран и Таджикистан тоже постим немало). В Афганистане здесь многие видят лишь тень той войны 80-х и сводки с новой «американской», а там помимо всего милитаризма и ужасов есть много интересного – искусство, народная культура, кухня, что угодно. Конкретнее – стараюсь продвигать тему горцев Гиндукуша, бывших кафиров. Им очень мало внимания уделяется в российской науке, а в медиапространстве мелькают лишь сенсационные (и неграмотные) статьи о «древних русских в Пакистане». Мы занимаемся адекватным освещением таких тем и способствуем тому, чтобы люди, которые к чему-то расположены (не зная того порой), находили для себя что-то интересное в культуре Среднего Востока – далёкого и близкого одновременно. И такие люди находятся. Мы ведь «восточные» славяне.

igorsinitsyn

Ни для кого не секрет, что Афганистан не рекомендуется к посещению туристам, и популярные туристические маршруты обходят его стороной. По своему неблагополучию республика конкурирует с Эфиопией, Сомали и рядом других, преимущественно африканских государств. Большая часть экономики и инфраструктуры страны разрушена войной, а на их восстановление у действующего правительства нет ни денег, ни времени. Гражданская война, по сути начатая в далеком 1979 году, то затихая, то снова набирая обороты, продолжается и по сей день. Однако, несмотря на все её ужасы, путешественников можно повстречать и в этом экзотическом месте.

Афганистан расположен в Средней Азии и не имеет выхода к морю. Он занимает северо-восточную часть Иранского нагорья, включающего высокие хребты и межгорные долины. Высшая точка находится на границе с Пакистаном. Это гора Наушак высотой 7485 метров над уровнем моря, что на 10 метров ниже Пика Коммунизма, высшей точки бывшего СССР.
Первый взгляд на Афганистан

Столицей и крупнейшим городом Афганистана является Кабул — административный, культурный и политический центр страны с населением более 3 миллионов человек.

Международный аэропорт ― одно из немногих мест, с которого зачастую и начинается знакомство с неповторимым миром Афгана. Всё вокруг кажется на удивление мирным, но отстраненным, и никто не обращает на гостей ни малейшего внимания. По крайней мере, делают вид.

Сегодня Кабул — это огромный город, почти мегаполис, где большая часть населения живет за чертой бедности. Однако именно здесь сосредоточена основная часть промышленности и экономики страны. Город неоднократно разрушался во время войн и землетрясений. Что-то в нем возрождалось, а что-то так и остается погребенным под пеплом и руинами на протяжении десятилетий.

Точная дата основания города до сих пор неизвестна. Первые упоминания о нем были найдены в летописях, датирующихся приблизительно 2 веком н. э. Существует легенда, что город основал мифический падишах, очарованный красотой здешних мест. А название «Кабул» происходит от афганского словосочетания «соломенный мост», по которому основатель города якобы переправился на другой берег реки и попал в то место, где сейчас и находится столица.

Гостиничная инфраструктура Афганистана также разрушена войной. На сегодняшний день найти более или менее приличный отель можно разве что в столице страны. Самый респектабельный отель — «Интерконтиненталь», хорошо охраняемый анклав иностранцев. Лучший номер в этом отеле имеет трёхстороннюю террасу, с которой открываются завораживающие виды. Такие комфортные условия ограничиваются двумя – тремя отелями в Кабуле. Уютные холлы, приятный обслуживающий персонал, ресторанное меню, в которое, помимо национальных блюд, включены и яства, привычные для европейцев — настоящий шик даже по нашим меркам, ― а за стенами все тот же упадок, затишье, томительное ожидание очередных испытаний, итак с лихвой выпавших на долю афганцев.

Территория Афганистана была населена уже в древнейшие времена. Об этом свидетельствуют найденные здесь древние стоянки горных охотников. А земледельческо-скотоводческие поселения, датированные археологами IV тысячелетием до н. э., имели даже системы искусственного орошения.

Афганистан был и остается аграрной страной. Значительная часть населения продолжает вести кочевое хозяйство, а наряду с хлопком, пшеницей и рисом, местные крестьяне выращивают изрядное количество опиумного мака. В настоящее время, по оценкам ООН, именно в Афганистане производится около трех четвертей мирового объема незаконного опия. Борьба с наркобизнесом ведется постоянно, но со слабо ощутимым успехом.
Огороды в Панджере

Основная же часть населения Афганистана задействованы в кустарном производстве. Как правило, это изготовление ковров, которые, уступая, возможно, только наркотикам, занимают одно из лидирующих мест среди экспортируемых товаров. Местные ковры ― одно из немногих культурных достояний страны, которые не были изуродованы войной. Красочные тканые полотна украшают стены туристических лавок и ресторанов. Отобедать в последних можно очень даже со вкусом. И основные блюда, которые будут предложены повсеместно – это, конечно же, настоящий восточный плов с мясом или овощами, кебаб, манты и всевозможные фрукты.
Афганский гранатовый фреш_просто и неповторимо

Несмотря на бедность и разруху, процесс развития не может быть остановлен, как не может быть остановлена смена времен года. В планах государственных деятелей-энтузиастов есть и развитие экономики, и строительство новых городов. На этой, казалось бы, безжизненной территории вскоре будет возведен новый город «Грин Таун». Искусственное орошение позволит разбить сады и парки. Жилые дома, школы, магазины — все обещает быть современным и удобным для жизни. Строительные работы ведутся уже полным ходом. Кто знает, может, это одна из «первых ласточек», которая станет хорошим примером для всей страны.
Великий Масуд твоё движение вперёд

Хочется верить, что не только война и эпидемии способны распространятся стремительно и на громадные территории, что и такие вдохновляющие изменения могут завладеть Афганистаном, превратив его в дружелюбную и благополучную страну.

И снова Кабул, с его многочисленными магазинчиками и лавочками. Некоторые представители местного населения умеют говорить по-русски. А русскоговорящие туристы определенно пользуются у них большей симпатией, чем все остальные. Это значительно облегчает процесс покупки сувениров, местных фруктов и напитков.

Сочетание атмосферы «1000 и 1 ночи» и послевоенной настороженности создает неожиданное настроение, не поддаться которому почти невозможно. Непримечательные лавочки изнутри напоминают пещеры Али-Бабы ― от обилия антиквариата и раритетного оружия разбегаются глаза. А освещенные только фарами проезжающих мимо машин вечерние улицы напрочь лишают всех ориентиров.

Афганистан является одной из немногих стран, которая ни разу за всю историю не покорялась захватчикам. Агрессоров было немало ― крайне выгодное расположение Афганистана на пересечении торговых путей между тремя крупнейшими мировыми цивилизациями — Европой, Китаем и Индией — постоянно привлекало внимание воинственных держав. Афганистаном пытались завладеть многие, начиная с Золотой Орды и заканчивая тройственным союзом времен Второй Мировой Войны. Но все попытки были безуспешными. Не стал исключением и СССР — за десять лет противостояния Советская Армия, понесшая огромные потери, фактически, не добилась поставленных перед ней задач.

Во все времена племена горцев, проживавшие в труднодоступных ущелья, равно как и племена кочевников на равнинах, прислушивались только к местным вождям. По сути, единственное, что действительно объединяет жителей страны ― религия. Более 80% жителей исповедуют ислам, а именно — суннизм ханафитского толка.
Въезд в Пандшерское ущелье

Воинственные афганцы много внимания уделяют развитию военного дела. И даже в небольших селениях, в зданиях пострадавших в свое время от взрывов и выстрелов, функционируют мини-заводы по производству оружия. В отличие от наркотических веществ, употребление которых строго запрещено исламом, в самом Афганистане оружие здесь пользуется значительно большим спросом. А на площадях городов и сел можно встретить образцы военной техники, в основном советского производства, стоящей под открытым небом, словно проросшие из глубин этой окровавленной и натерпевшейся земли.

Афганистан – полиэтническая страна. Самая крупная народность здесь ― пуштуны. Они составляют 50 процентов всех жителей республики. Вторая же половина населения состоит из таджиков, узбеков, казахов, туркмен, хазорейцев, белуджи и других, более мелких по численности народностей. В 7 веке н.э арабы принесли на эти земли Ислам. Эта религия пришлась по вкусу здешним жителям и плотно укрепилась на этих территориях. Первое централизованное государство на территории Республики Афганистан — Дурранийская держава — образовалось еще в середине XVIII в. Но в течении более чем ста лет вслед за этим Афганцам пришлось побороться за свою суверенность. В 1919 году эмиром Амануллой была провозглашена окончательная независимость страны. И первым государством, признавшим независимость Афганистана, стала Россия. В ноябре 1921 года в Кабуле был подписан российско-афганский дружественный договор, положивший основу добрососедских отношений между двумя народами.

В 1973 году после свержения короля страна становится республикой, а после государственного переворота 1978-го года, за которым стояли левые, прокоммунистические силы, Афганистан становится Демократической Республикой. Далеко не все население страны поддержало это событие. Да и ментальность народа, и его многовековая история не имели ничего общего с коммунистическими ценностями. И уже в 1987 году из названия страны слово «Демократическая» исчезает.

Как бы там ни было, продавцы в лавочках, пестрящих восточными товарами, пережили много режимов и потрясений, которые мало сказались на их ассортименте. Они продолжают зазывать прохожих своими домоткаными коврами, звонкими колокольчиками и прочими диковинками, продавая их по низким, почти смехотворным ценам. Возможно ли устоять?

Афганистан — это страна сухого континентального климата со значительными амплитудами температур. Такие условия нелегко перенести неподготовленному человеку. В пустынях и на засушливых равнинах сухие западные ветра часто приносят песчаные бури. Здесь, по земле, редко орошаемой дождями, ветер гонит верблюжьи колючки, а в воздухе стоит горьковатый запах полыни.

Восточные районы страны с юго-запада на северо-восток пересекают высокие массивные хребты Гиндукуша высотой более 4000–5000 м, а в пределах Ваханского хребта – более 6000 м.

Афганистан хранит свои святыни и крайне холодно относиться к любопытным гостям. Так, для посещения Паджшерского ущелья необходимо получить разрешение на самом высоком государственном уровне. Но если это разрешение имеется, то путешествие по горной дороге обеспечивает дополнительную дозу адреналина. Неотъемлемой частью местных горных пейзажей являются останки военной техники. Склоны гор прямо-таки усеяны танками. Они похожи на безобидные скульптуры, забытые и заброшенные. Но, тем не менее, все такие же зловещие.

Паджшерское ущелье помнит много кровопролитных битв — тут началось первое вооруженное выступление исламской оппозиции в Афганистане под предводительством Ахмад-Шаха Масуда, лидера Объединенного Исламского Фронта Спасения Афганистана, известного также как Северный Альянс. Больше двадцати лет тут был основной фортпост Северного Альянса. И именно в Паджшерском ущелье стоит мавзолей этого борца за свободу хазарийцев против жестокой пуштунской экспансии, в последствии принявшей форму режима «Талибан», исламских террористов, сотрудничавших с «Аль-Каидой». Именно усилиями «Аль-Каиды» во главе с Осамой бен Ладеном Афганистан 90-х годов стал главным очагом международного терроризма. И неизвестно, сколько лет должно еще пройти, прежде чем страна сможет сбросить с себя это клеймо, сводящее на нет более-менее равноправные международные отношения.

От неприятных неожиданностей здесь, на территории Афганистана не застрахован никто. Взрыв, прогремевший возле отеля поздней ночью, начисто вынес окна в наших гостиничных номерах.

Постояльцы сбиваются вместе, испуганные неожиданным происшествием. Вот вам и экстремальный туризм. Однако никто из местных жителей не бьет тревогу, все понимают — здесь это не в новинку. Здесь мы живем. Здесь мы выживаем. И, возможно, большинство из жителей Афганистана и не представляют себе другую реальность, нашу реальность, не изрешеченную тридцатилетними боевыми действиями. Существование, в котором бояться за собственную жизнь ― событие столь же исключительное, как и найти вай-фай в каком-нибудь из кабульских кафе.

Неимоверная экзотика Востока скоро останется позади. И вместе с этим останется в сознании какая-то нераскрытая загадка. Афганистан подпускает приезжего на безопасное расстояние, но не позволяет углубляться в свою жизнь. Путешественник здесь проплывает по поверхности событий. О том, что есть черта, через которую нельзя преступать, здесь постоянно напоминают вооруженные люди на военных автомобилях.

Красноречивые плакаты с изображением Масуда продолжают висеть на стенах. «Великий Масуд — твой единственный путь для движения вперед», написано на плакате. И остается только ждать того времени ― близкого или не очень, — когда здесь перестанут рваться гранаты, и эта загадочная страна все же распахнет двери своей души для всех желающих. И горы, и пустыни с реками и оазисами, и исторические и культурные ценности Афганистана станут более доступны всему миру. Мир ждет. Здравствуй, Афганистан!

Всегда Ваш, из Афганистана
Игорь Синицын
фильмы о путешествии

Tags: Афганистан

Безопасность и преступность в Афганистане

Поездка в Афганистан для современного туриста —это небезопасное занятие, да и как таковых здесь туристов нет, люди из западного мира — это прежде всего дипломаты, военные, журналисты и прочие граждане, которым по воле судьбы пришлось приехать в эти края.

Первое чего желают иностранцы в Афганистане — это безопасность, на этой теме рядовые афганцы могут хорошо заработать, так как иностранцы не поскупятся на то, чтобы чувствовать себя хоть немножко безопаснее. Иностранцам рекомендуется селиться только в гостиницах для этих же иностранцев, они отличаются от обычных тем, что у них сеть охрана, хотя на деле такая охрана представляет собой мужчину с автоматом на дверях.

Проблемы появятся если Вы поедете куда-то не туда, а такая возможность может возникнуть всегда. Не стоит ехать в произвольном и неизвестном направлении, автобусные и пассажирские маршруты пролегают по безопасным территориям, хотя не исключено, что они будут контролироваться талибами и прочими боевиками. Совсем не обязательно, что Вас талибы должны расстрелять если Вы заедете на их территории, может быть все ограничится банальным грабежом.

Безопасными городами в Афганистане являются: Кабул и Мазари-Шариф, но, например, в Кабуле не все районы безопасны. Поездка из Кабул в Герат может быть не безопасной, но сам город Герат утеснительно безопасен.

Транспорт в Афганистане

Как таковых дорог в Афганистане нет, почти все они гравийные и сопряжены с пылью и кране низкой скоростью передвижения, к примеру, из Кабула в Мазари придётся ехать пол дня, стоить это будет 20 долларов.

В Кабуле иностранцам лучше пользоваться такси, они ненамного дороже чем автобусы, так как для афганцев каждая копейка на счету, да и вообще пассажиров намного меньше чем самих такси.

Правила движения в Афганистане полностью отсутствуют, необходимы лишь документы на машину, ехать можно везде где можно проехать.

На дорогах Вас будут встречать люди, просящие милостыню, многие будут пытаться остановить ваш автомобиль под различными предлогами, останавливаться и подбирать пассажиров не безопасно. К примеру, есть такие уловки, когда молодые люди делают вид, что ремонтируют дорогу, скорее всего они будут делать вид, что с лопатой закапывают ямы и поэтому поводу будут просить деньги.

Впрочем, нищие в Афганистане на каждом шагу и будут попадаться не только на проезжей, но и на пешеходной части.

Туристы, путешествуют между городами Кабулом и Мазаром, дорога проходит через очень красивый Перевал Саланг с горными серпантинами и потрясающей природой.

Жизнь людей в Кабуле

Самой известной улицей Кабула является Чикен стрит, впрочем, это относится ко всем торговым районам города, там можно найти множество базаров и улиц, специализирующихся на продаже ковров. Одной из главных достопримечательностей Кабула является разрушенный Дворец Дарула (Дарул Аман).

Афганистан на удивление — это безжизненная горная пустыня, куда бы Вы не бросали свой взгляд, везде серая земля, если где проглядывает хоть кусочек травы, то там же можно обнаружить горных козлов, которые подчищают это упущение природы. Везде одни камни и пыль, все кажется мертвым и безжизненным. Если у нас в России или в Украине веточки на дороге — это мусор, то в Афганистане такие веточки — это большой клад, видно, что проблема обезлесения стоит очень грозно в этой стране. Каждая веточка и кусочек растительности пойдут на хозяйственные нужды, веточкой можно накормить костер или подпереть часть хижины. Бытовые условия в Афганистане ужасные, индустриально построенные дома есть только в центральных районах крупных городов, все остальное жилье в Афганистане — это хижины- мазанки, такие как были у нас в 18-19 веке.

Назад в раздел

Рубрики: Мотоспорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *