Заключительная третья часть обзорного поста о путешествии на Русский Север. Сегодня я поведаю об уникальном памятнике деревянного зодчества — шатровом храме в далёком селе Верхняя Уфтюга, путь до которого нам пришлось преодолевать не только асфальтированными трассами и поселковыми дорогами, но и водным путём на пароме. Под занавес дня мы осмотрим не шибко примечательный Красноборск, расположившийся на берегу реки Северной Двины. Последний день поездки мы оставили для исследования небезызвестных и небезынтересных достопримечательностей Великого Устюга и Тотьмы, примостившихся на берегу реки Сухоны.

Продолжение путешествия начинаем из села Черевково, некогда богатого села, до сих пор сохранившего колоритную историческую жилую застройку, типичную для крестьянских жилищ Русского Севера.

В предстоящий путь нас напутствовал типичного для севера вида, по возрасту и духу для этих суровых мест, рыжий кот.

Мчались от Черевково до Красноборска, что было духу и насколько позволяли дороги. 50 км, 30 минут в пути и мы у причала на окраине крупного села Красноборска, расположившегося на высоком левом берегу реки Северной Двины. Успели впритык. Как только загрузились, минут через десять «отдали швартовые».

И потихонечку поплыли на противоположный берег, к месту впадения в Двину реки Уфтюги. Забавно, наш экипаж и ещё шесть машин, а так же с десяток пассажиров через всю Двину перевозил паром-теплоход, возрастом в 44 года. Именно этот, до недавнего времени принадлежавший комитету по управлению муниципальным имуществом «Красноборский муниципальный район», паром-теплоход СП-14 построен 2 сентября 1972 г. на Чистопольском судоремонтном заводе им. 25 лет ТАССР КРП (Татарстан). Стоимость переправы в один конец составляет 300 рубликов с авто (поскольку недавно паром был продан в частные руки). Есть в Красноборске и бесплатный перевозчик, совершающий лишь 4-6 рейсов в день, но нас сразу предупредили, что попасть на него сложно (желающих гораздо больше, чем позволяет вместимость).

По достижению «причала», противоположный берег встретил нас конкретной такой непогодой. Но сие не остановит наш экипаж — хоть и в дождь, но в путь.

По здешним землям нам предстояло преодолеть ещё 40 км. И покамест мы движемся — немного краеведения. До того, как в XI веке сюда добрались удалые новгородские ватаги, эти территории населяли племена чуди (угро-финская народность). Чудь — старо-русское название вепсов, потомков древнего финского племени весь. С XII в. вместо названия весь вплоть до 1920-х употребляется чудь. Борьба с чудью шла и мечом, и крестом. Уже в 1-й пол.XII века насаждается христиантсво, появляются погосты, платившие дань новгородскому владыке — «серебро, соболи и иныя узорочья». И всё-таки в глухих уголках ещё в XVI веке продолжало существовать «идолопоклонство». Оно было так распространено, что церковные влати снаряжали одну за другой специальные экспедиции, чтобы «в Чюдской земле разоряти… обычаи» и крестить некрещённых. Сейчас о прежних жителях напоминают не только предания, но и топонимы.

По пути не могли не остановиться полюбоваться суровым пейзажем и грустным видом обмелевшей (из-за возросших объёмов вырубки леса) реки Лахомы (Ляхома, Лохма). Перед мостом мы впервые увидали шатровые ледорезы.

Достигнув Верхней Уфтюги, перед нами предстала одна из главных целей нашего путешествия — церковь Дмитрия Солунского, построенная в начале XVIII в., по клировым ведомостям — в 1785 г. Представляет из себя шатровый столпообразный храм, с небольшой галереей и большим крыльцом. Церковь возобнавлялась, т.е. перебиралась, дважды: в 1912 г. и 1981-88 гг..

Высота памятника деревянного зодчества с крестом 43 метра, более половины высоты (22 метра) составляет шатёр.

На заднем плане видна полуразрушенная Троицкая церковь, основанная не позднее сер.XVII века. В храме имелся полотняный антиминс с надписью: «Освятися олтарь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа в церкви Священномученика Власия, лета 7164 году, при Царе и Великом Князе Алексие Михайловиче…». Власиевская церковь была предшественницей каменной Троицкой церкви (1865 г.), в которой один из приделов был освящён во имя Власия. Историки и этнографы давно отметили, что после Крещения Руси многие древние языческие боги отнюдь не потеряли своих почитателей. Просто этих богов стали чтить под другими именами — именами православных святых: громовержец Перун стал называться пророком Ильей, прядущая людские судьбы Макошь — Параскевой-Пятницей и т.д. В. Даль относил обычай «в известных случаях обращаться с молитвою исключительно к тому или другому св. угоднику», в частности, «от скотского падежа – св. Медосту, также Власию, от конского падежа – св. Флору и Лавру, о курах – св. Козме и Дамиану» и к другим «остаткам язычества». В славянской народной традиции св. Власий — покровитель скота, которого звали «коровьим богом». А в древнерусском языческом пантеоне «скотий бог» это бог Велес (Волос), слившийся впоследствии с христианским Власием.

Как обычно, в наиболее примечательных и значимых местах не забываю себя сфотографировать.

Ещё немного истории из здешних краёв. Река Уфтюга, правый приток Северной Двины, протекает южнее другого правого притока — реки Пинеги. В месте, где в Пинегу впадает река Сура, расположено одно из древнейших поселений — куст деревень Сура, впервые упоминаемое в 1505 г. в завещании князя Московского Ивана III, где среди земель Заволочья помянута и «Сура поганая». Кстати, всем знакомое слово поганый происходит от латинского paganus — идолопоклонник. Так русские презрительно называли чудь и иные народности, придерживающиеся языческой веры. Так вот, в Суре в 1829 г. в семье местного дьячка родился Иван Сергиев — будущий митрофорный протоиерей о.Иоанн Кронштадтский, проповедник, церковно-общественный и социальный деятель право-консервативных монархических взглядов. Описывать житие-бытие я не стану, однако пару малоизвестных, но весьма занятных фактов хотелось бы упомянуть.

Канонизирован в лике праведных Кронштадтский был Русской Зарубежной Церковью в 1964 г.; наша же Церковь к святым причислила его в 1990-м. 53 года, до самой кончины, он прослужил в Андреевском соборе Кронштадта. Свою паству и популярность о.Иоанн начал приобретать новаторским отношением к своим обязанностям, в частности, в чрезвычайной эмоциональности его проповедей (нередко на них обливался слезами). К 1890-м в Кронштадте сложилась индустрия по обслуживанию потока паломников, приезжавших в надежде на встречу с отцом Иоанном. Ввиду невозможности уделить внимание всем желающим, он нанял штат сотрудников (женщин-секретарей), ведавших отбором посетителей; в итоге, вокруг него сложился своеобразный бизнес. В Москву о.Иоанн прибывал скорым или курьерским поездом; его приезд всегда держался в секрете, а допуск в храм, где он вёл службу, был только по билетам. Потом посещал знакомых, больных (по списку, за посещение получал до 500 руб.). Ряд авторов (включая почитателей о.Иоанна) отмечали необыкновенную роскошь и обилие священнических и иных одежд, находившихся в его распоряжении; а также то, что передвигался по России (кроме Москвы) он в министерском салон-вагоне и собственном пароходе «Св. Николай Чудотворец».

Неудивительно, что он много занимался благотворительностью. В родной ему Суре построил каменную церковь; в другой части села основал женский монастырь. Но самое лбопытное, что с 1890-х Кронштадтский всё резче критиковал писателя графа Льва Толстого, популярность и влиятельность которого в обществе нередко сравнивалась современниками с популярностью самого о.Иоанна. В своих дневниках о.Иоанн неоднократно молится о смерти для Л.Н. Толстого: «6 сентября 1908 г. Господи, не допусти Льву Толстому, еретику, превзошедшему всех еретиков, достигнуть до праздника Рождества Пресвятой Богородицы, Которую он похулил ужасно и хулит. Возьми его с земли — этот труп зловонный, гордостию своею посмрадивший всю землю. Аминь». Одним словом весьма наглядный, примечательный образец священников прошлого и нынешнего времени. Тем временем, мы покидаем Верхнюю Уфтюгу. И зашуршав колёсами движемся в сторону Нижней Уфтюги. Доезжаем до берега реки Уфтюги, через которую на противоположный берег перекинут понтонный мост.

Возле кромки реки оставляем Астру ждать нас, а сами пошатывающейся походкой переходим по мосту корявому, дремучему, ржавому и готовому вот-вот развалиться.

Насколько это возможно для столь скучного пейзажа, любуемся рекой Уфтюгой.

Мы же, перебравшись на другой берег, оказываемся в деревне с красивым русским названием Берёзонаволок. В корнях этого названия отразилась связь с волоком. При освоении здешних территорий новгородцами, которые продвигались сначала через озёра Ладожское и Онежское, реки Онегу и Двину, затем на Пинегу и далее, по сухопутным перешейкам свои ушкуи (лодки) они переволакивали (волочить — перетаскивать по суше). Отсюда до нас дошли многие деревни с приставкой волок: Волок Пинежский, Юрьев Наволок и т.д. Недаром Киевская летопись всю огромную территорию к востоку от Северной Двины называет Заволочьем.

Сегодняшний Берёзонаволок представляет из себя грустное зрелище. Огромный по площади и количеству дворов посёлок вымирает. Первым нас встречает ещё недавно функционировавшее общественное здание. Позже узнаю, что за организация занимал его стены (верх.фото). Напротив выстроился ряд двухэтажных полуживых домов барачного типа.

Много здесь и старинных типичных для Русского Севера крестьянских изб. Как пример, эта изба-двойня — два сруба под одной кровлей. Светёлка украшена выносным балконом. Интересно и необычно выглядят выступающие слеги (брус положенный поперёк стропил для крепления кровли). Возможно когда-то их прикрывали причелины, а может дом всегда был лишён декоративного убранства.

В 1.5 км южнее Берёзонаволока находилось село Нижняя Уфтюга (сейчас д.Нижняя), где когда-то существовало два великолепнейших, подобно Верхнеуфтюжному, деревянных храма. Вместо них был выстроен каменный, который к нашему времени превратился в руины (четыре стены не удостоились нашего внимания). После мы очень долго думали и совещались ехать ли нам на Цивозерский погост (Цывозеро), где, возможно, ещё не рухнула вторая по возрасту на Севере деревянная колокольня, 1658 г. возведения. Но был риск не успеть на пятичасовой паром. Рискнуть не успеть и остаться на «полуострове» ночевать в машине, мы не решились и первыми прикатили на причал. Чуть погодя вместе с пустым лесовозом загрузились на всё тот же 44-летний паром-теплоход.

Погода испортилась окончательно. Шли по реке против течения долго (примерно 50 минут), огибая остров, образовавшийся из-за обмельчания Двины. Кстати, что там Северная Двина, в советское время по Уфтюге, откуда мы только что приехали, ходили баржи и теплоходы, одним словом река была судоходна. Связь поселений, расположенных в основном вдоль русла, осуществлялась как раз водным путём. Приближаясь к берегу, надеялись хоть немного, пока из-за непогоды не стемнело полностью, заснять село Красноборск, которое уже дважды проезжали лишь проездом.

Красноборск — старинное село на берегу Северной Двины. Название села происходит от когда-то находившегося на этом месте Красного Бора. Первые летописные упоминания об основании села относятся к 1620 году. С 1780 г. Красноборск становится уездным, а позже — заштатным городом Вологодской губернии. Слава его, как бойкого торгового места, в то время была широко известна. Дважды, в 1834 и 1910 гг., пожары почти полностью уничтожали город, но жители вновь отстраивали его. В советское время статус Красноборска был изменён и он становится селом. Условия жизни улучшаются здесь с окончанием ВОВ. В послевоенные годы благоустраивается жильё, строится больница на 200 коек, школа на 900 учащихся, 6 дошкольных учреждений; профучилище готовит кадры для сельского хозяйства и лесной промышленности; открываются Дом культуры, Дом торговли, гостиница, районная библиотека, музыкальная школа и т.д.

В 2015 г. на областном собрании обсуждалось сообщение Минфина РФ о 600-миллиардном дефиците регионов, что означало — проблем у областного бюджета станет ещё больше. Скажем, строительство терапевтического отделения ЦРБ в ближайшее время явно не начнётся. Неважны перспективы и у нового детсада в Черевково — детишек записано в дошкольные учреждения очень мало, сл-но скудные ресурсы области уйдут туда, где ситуация ещё хуже. Повышение зарплат сотрудникам поселенческих администраций ждать не придётся. А эта проблема весьма остра — специалисты уходят, не желая работать за 11 тысяч в месяц. Недавно жильцы многоквартирных домов, получив квитанции на оплату ЖКУ, были удивлены появлению в них новой строки — «поверка общедомовых приборов учёта теплоснабжения». Причём суммы в этой графе варьируются от 400 до 1200 руб. Кстати, жильцы дома по ул. Гагарина, 37а написали заявление в прокуратуру, чтобы контролирующие органы проверили законность взимания этой платы. Уже почти год, как закрылась общественная баня. Власти пытались уговорить предпринимателя, которому принадлежала баня, о продлении обременения; вели переговоры с другим предпринимателем о помывке населения в его помывочном заведении, но безрезультатно. Рассматривался вариант: возить желающих помыться в банное отделение ближайшего санатория. Доставка жителей будет бесплатной, помывка – около 150 рублей. Вот такая нынче новая Россия в отдалённых уголках некогда большой страны.

Нынешняя власть (оф.сайты Красноборска) отчего-то с гордостью восхваляют прошлое, в том числе и возрождение проводимых здесь ярмарок. На самом деле ярмарки, базары, торжки — архаичная форма временной торговли, свидетельствующая об социально-экономической отсталости региона. Для прошлого она обуславливалась бездорожьем, отсутствием постоянного регулярного снабжения, удалённостью наспунктов и т.п. В наши дни ярмарки должны носить характер больше праздничный, а не реального вида торговли замкнутого круга, когда купить мёд да китайские штанцы съезжаются со всей округи. Но оставим экономическую составляющую для иных форумов и продолжим наше историческо-архитектурное путешествие. По главной улице Красноборска Спасской (ныне Гагарина) дома строились по одному принципу: двухэтажные, вверху жили хозяева, внизу было торговое заведение, помещение для которого могло сдаваться в аренду. Такие дома принадлежали мещанам и купцам.

В четырёх км от Красноборска, в деревне Городищенская (Ершевская), расположен музейно-культурный центр «Дом-усадьба художника А.А. Борисова». Александр Алексеевич Борисов — живописец, создававший образы Крайнего Севера, ученик известнейших пейзажистов Шишкина и Куинджи. В доме, построенном в 1898-1903 гг., создавался цикл картин «Зима на Северной Двине». Здесь художник проживал с 1909 г. наездами, а с 1914 по 1934 гг. – постоянно. После смерти Борисова усадьба была передана под детский туберкулёзный санаторий. Неоднократно здание загородной дачи перестраивалось, что привело к искажению первоначального облика.

Усадебный дом не впечатлил совсем, а вот находящееся рядом здание даже очень. Это детский туберкулезный санаторий
имени М.Н. Фаворской. В 1937 г. Архангельским облисполкомом было принято решение об открытии первого в области костнотуберкулезного санатория (разместился в дачном доме художника; см.выше). Для организации санатория сюда была направлена выпускница Ленинградского мединститута Фаворская Мария Николаевна. Учитывая личный вклад в развитие фтизиатрической (противотуберкулезной) службы области, в дело охраны здоровья детей санаторию было присвоено её имя. Однако в недавнем времени санаторий переименован и теперь называется «Евда». А так понравившееся мне своим строгим монументальным образом здание выстроено было в 1965 г. Погода настолько испортилось, что к пяти часам пополудни стало сумеречно и темно, словно поздним вечером. Посему нам ничего не оставалось, как возвращаться обратно в Устюг.

Последний день путешествия мы оставили для осмотра В.Устюга. Великий Устюг, небольшой город со своим оригинальным и примечательным обликом, возник около середины XII века; он ровесник Вологды и Москвы. Как и многие древнерусские поселения, Устюг стоит несколько в стороне от своего первоначального местоположения. Более раннее селище находилось на высоком холме, носившем название Гледен, у слияния рек Сухоны и Юга. Отсюда и произошло название города — Устюг, то есть в устье реки Юг. Нынешний город стоит выше по течению Сухоны. Более подробную историю города я поведаю в индивидуальном посте. А сейчас мы лишь вкратце пробежимся/прокатимся по городским улочкам, разбитым и грязным. Первым пунктом останавливаемся возле главных ворот Михайло-Архангельского монастыря, основанного в 1212 году.

Архитектурный ансамбль древнейшего монастыря занимает целый квартал на ул. П.Покровского. Его основные каменные сооружения относятся ко 2-й пол.XVII и 1-й пол.XVIII вв.. Сейчас на территории монастыря расположены Автотранспортный техникум и филиал Государственного историко-архитектурного музей-заповедника. Первым на территории монастрыя нас встречает Владимирская надвратная церковь. Возведена она была в 1682 – 1688 гг. прямо против западного входа в собор, на месте прежних святых ворот. Наиболее выразителен главный, западный фасад здания. Внизу он представляет собой своеобразную открытую галерею с тремя широкими арками, опирающимися на массивные столбы.

В общем город выглядит, конечно, лучше, чем представленные грязевые кварталы, но не намного. Великий Устюг вопреки туристическому статусу и близости Вотчины Деда Мороза — бедный, грязный, недавно отремонтированный, но уже вновь разваливающийся.

А это, наверное, самое красивое и величественное общественное здание в Устюге. Построено в 1905 г. для женского Епархиального училища, основанного в 1888 г. С 1923 г. в здании разместился сельскохозяйственный техникум, с 1939 г. — профессиональный лицей №44. Ныне здесь заседает «Великоустюгский политехнический техникум».

Обычно осмотр Устюга начинают с соборного комплекса под именем Соборного дворища. Он и сегодня доминирует в общегородской панораме, располагаясь в центре города. Главным сооружением здесь является Успенский собор (на первом плане). Основан он был как деревянная «церковь великая» еще в 1290 г. Правда, после неоднократно сгорал в пожарах. Обычно считается, что в камне Успенский собор был возведён в нач.XVII века. Это неверно. Согласно документам, собор начали строить в марте 1554 г. (освятили в 1558 г.) — то был первый каменный городской собор на всём Русском Севере. Однако и он сгорел. В 1652 г. на том же месте начали возводить новый, но из-за начавшейся войны с Польшей, строительство отложилось. В итоге храм строился плоть до 1663 г. Свой теперешний облик Успенский собор приобрел после перестройки в 1728 –1732 гг.. Слева от собора выступает сооружённая в результате двух строительных периодов (кон. XVII – нач. XVIII вв..) монументальная соборная колокольня.

Рядом с собором в 1971 г. был установлен монумент С. Дежнёву, посвящённый памяти землепроходцев и мореплавателей XVII–XVIII вв.. Справа виден главный дом усадьбы Чебаевского (изначально принадлежавший протоиерею Успенского собора В.А. Аленёву; до 1899 г. находился в роду Аленёвых-Поповых).

Выходим на набережную. На переднем плане выступает приземистая трапезная Богоявленского храма (в прошлом храм св.Власия; св.Власий – бог Велес), 1689 г. постройки. Позади трапезной выглядывает собор Прокопия Устюжского, посвящённый местному юродивому. Похоронен Прокопий был в 1303 г., в непосредственной близости к главному храму города под камнем, на котором он часто сидел. В 1547 г. он причислен к лику местночтимых святых. Над местом его погребения в 1668 г. на средства устюжских «гостей» (купцов) братьев Гусельниковых был возведён каменный храм. Следует отметить, что на протяжении всей 2-й пол. XVII века между крупнейшими купцами Устюга велось своеобразное соревнование в постройке и украшении городских каменных храмов. В 2012 г. выполнено укрепление берегов р.Сухоны бетонными конструкциями. Это предотвратило размыв берега, но изменило традиционный вид. Благоустройство набережной продолжается вот уже четыре года (по проекту склон облицуют валунами, выстроят беседку-ротонду и т.д.). Но денег явно не хватает и дело идёт очень медленно. Весь этот растянувшийся ремонт и недавно уложенный асфальт превратил набережную в безликую, голую, асфальто-бетонную площадку.

Сухона настолько обмелела, что от кромки берега река местами отступила на добрую сотню, а то и больше, метров. Справа пред нашим взором предстаёт двухэтажный флигель и главный дом усадьбы Захарова, 1790 г. постройки.

На противоположном, правом берегу реки Сухоны, в Дымковской Слободе, расположен ансамбль церквей, нач.XVIII – сер.XVIII вв..

Далее мы выходим на площадь В.И. Ленина (ранее Торговая площадь). Как видим, Новый Год в Устюге ждут всегда. По центру стоит каркас новогодней ёлки.

Монументальный памятник Ленину был поставлен здесь в ноябре 1960 года.

Одним из понравившихся мне культовых ансамблей стал Никольский храм с отдельно стоящей колокольней. Деревянная церковь Николая Чудотворца (Николы Гостунского или Гостинского) существовала на старой торговой площади Устюга с нач. XVII века. Её название, возможно, связано с «гостями» — привилегированной категорией торговых людей. По преданиям, Никольская церковь была построена на средства купцов Пановых. Здесь, на месте двух сгоревших деревянных церквей, в 1682 – 1685 гг. был построен каменный одноэтажный тёплый храм во имя Дмитрия Прилуцкого. Около 1720 г. был надстроен вторым ярусом — Никольской холодной церковью. Особую выразительность силуэту ансамбля придаёт отдельно стоящая колокольня, возведеённая одновременно с холодным храмом. Её двухъярусное завершение взамен фигурной главы в 1776 г. было увенчано высоким шпилем с фигурой ангела и крестом. Стоить отметить, что большинство сохранившихся великоустюгских церквей были отреставрированы в 1970-80-х гг., но с тех пор пришли в ветхость.

Наиболее уютное, точнее самое приятное место в Устюге, это Советский проспект (до 1918 г. улица носила название Успенской).

Главная артерия Устюга — ул. Красная (ранее Преображенская), со старинными домами, полностью поглащёнными рекламными баннерами, ужасной «реставрацией», отремонтированными кое-как мостовыми, убитыми тротуарами, серыми людьми.

Перед нами, кстати, памятник федерального значения — дом Ноготковых, 1-й пол. XIX века. Однако спутниковые антенны, рекламные растяжки столь опошляют его внешний вид, что сложно признать в этом деревянном особняке памятник архитектуры.

На фоне «собянинской» плитки добравшейся и сюда, мы прощаемся с красивым устюжанином и покидаем Великий Устюг.

Последним в тот день и во всём путешествии стала раскинувшаяся на левой стороне реки Сухоны Тотьма. Маленький, тихий городок выделяется среди других прибрежных поселений своими удивительно стройными и нарядными храмами. Первоначально Тотьма располагалась не здесь, а в 15 км ниже по течению Сухоны. Это древнее поселение, вероятно, существовало до XV века, а затем с открытием соляных варниц у речки Песьей Деньги переместилось к ним. Посад Соль Тотемская (так нередко назывался город) в XVI веке был уже довольно значительным. Во главе солеваренных промыслов Тотьмы, как и в Сольвычегодске, стояли Строгановы. Исторические подробности, как всегда, оставлю для индивидуального поста.

Пожалуй, самым эффектным памятником местного зодчества является Входоиерусалимский храм. Каменный храм был построен на месте деревянного в 1774 –1794 гг. на средства местных купцов, братьев Пановых, основателей крупнейшей в то время компании по освоению «Русской Америки». Однако выглядел ли тот храм так же, как существующий ныне, достоверно неизвестно, т.к. почти век спустя, в 1872 г., храм был возобновлён (т.е. подвергся перестройке/переделкам) и заново освящён. Важную роль в возвышении Тотьмы сыграло открытие в 1553 г. Северного речного торгового пути в Западную Европу. Он проходил по Сухоне и Северной Двине в Белое море. Затем новым путём началось освоение тотьмичами новых земель в Русской Америке. Храмы строили на «избытки капитала» тотемские мореходы, возвращаясь на родную тотемскую землю, в знак благодарности за удачное плавание.

Недалеко от Входоиерусалимского храма расположена церковь Рождества Христова. В 1740-е был построен нижний тёплый храм, а спустя 40 лет, над ним возвели летнюю церковь. Отдельно стоящая колокольня не сохранилась. Нижний тёплый храм выглядит достаточно скромно. Его наличники, порталы и лопатки напоминают о традициях древнерусского зодчества, в отличие от верхнего храма с декором «тотемского барокко». Известно, что и этот храм обновлялся и заново был освящён в 1874 г.

В трёх км к северо-западу от Тотьмы расположен Спасо-Суморин монастырь. Уже издали хорошо виден весь его ансамбль, раскинувшийся на невысоком холмистом мысу между двумя речушками — Песьей Деньгой и Ковдой. В сер.XVI века в Тотьму был послан инок Феодосий (Суморин) для надзора за Соляным двором. На мысу в 1554 г. была заложена новая обитель (изначально Спасо-Преображенская). Спустя почти три века, после канонизации мощей Феодосия в 1796 г, монастырь стал называться Спасо-Суморин. После обнародовании явления святых мощей чудотворца, туда потянулись паломники не только из городов и уездов Вологодской губернии, но также из многих других. Выросший с открытием мощей поток богомольцев привёл к расцвету обители. Возросли требования и к её братии. В связи с этим епископ Вологодский Арсений в ордере игумену монастыря Израилю от 25 окт. 1798 г. предписывал: «…братии того монастыря объявить и обязать их крепчайшею подпискою, чтоб они вели себя трезвенно и добропорядочно и никакова б соблазну приходящим людям для моления не подавали под опасением в противном случае строжайшаго без всякаго послабления по законам суд судения». Интересный документ, наказ которого свидетельствует, что порою «не трезвенно и не добропорядочно» вели себя монахи.

Главную роль в ансамбле играет Вознесенский собор. Эта монументальная, значительных размеров постройка господствует в общей панораме монастыря. Первый деревянный храм Вознесения появился здесь после 1690 г. В 1757 – 1764 гг. его сменило каменное сооружение, которое, однако, стало быстро оседать и разрушаться. Поэтому в 1796 – 1801 гг. был построен новый собор. Свой нынешний облик он приобрел к 1825 г., после пристройки к нему с западной стороны обширной трапезной с приделами и портиком. Вознесенский собор, своеобразный памятник зрелого классицизма, выполнен на достаточно высоком профессиональном уровне и, видимо, по проекту какого-то столичного зодчего.

При национализации монастырей инструкция наркома юстиции рекомендовала хозяйство и все оборудование передавать коммунам, не разрушая их целостного хозяйственного значения, а Советам депутатов предлагала «…озаботиться, чтобы большие общежительные монастырские корпуса не пустовали, а были использованы наиболее рациональным способом (устройство яслей, учреждений здравоохранения, соц. обеспечения и др.)». В 1930-х в монастыре расположился Тотемский лесотехнический техникум. В наши дни здесь размещено общежитие педтехникума, гостиница, остальные корпуса стоят заброшенными. Монастырские же церкви возвращены РПЦ, ведуться ремонтно-реставрационные работы.

Весь монастырский холм охватывала ограда, некогда имевшая четыре башенки. Она была сооружена между 1829 и 1849 гг.. Ныне уцелели лишь остатки её стен и классически строгая изящная башенка.

На сим осмотр монастырских достопримечательностей подошёл к концу. Собственно, как и само путешествие по Русскому Северу.

Оригинал взят уdeni_spiri в Хмурый Север. часть 3-я
Подружиться с Вишенкой

Diphoto ›
Блог ›
Путешествие на «Русский Север». Мы вернулись. Почему стоит ехать этим летом на Север, и коротко о поездке.

Вот и пролетела неделька нашего путешествия в «Северный СаМуРаЙ». Край белый ночей, подвесных мостов, красивейших рек и лесов. Архангельская и Вологодская область очень порадовала красочными пейзажами. Только сейчас приехав домой, кажется, что прошел только один день, а не неделя. Но насколько насыщенным и продуктивным выдалось путешествие! Мы очень-очень много снимали, быстро передвигались благодаря Mitsubishi Outlander и практически не спали. Так что вас ждёт целая серия постов о путешествии, а пока вкратце обо всем.

01.Лето на Севере? Да-да, именно на Севере мы встретили жаркое лето! Практически повсеместно во многих городах настоящее лето так и не пришло, а вот на Севере оно уже давно. Каждый день светило солнце и было жарко, за исключением последней пары дней. До нас вообще было 30 градусов! Краски природы разыгрались по-летнему сочно, луга были то белые от ромашек, то сиреневые от люпинов.

02.А закаты яркие и красочные! Дороги чаще всего грунтовые различного качества. Был и асфальт от убитого вхлам до практически идеальной трассы М8. Мы так раз устроили испытание северными дорогами нашему «самураю» — Mitsubishi Outlander. Покатались на нём по полям и лесам, по небольшому бездорожью. Забегая вперёд, едет он очень комфортно по плохим дорогам, позволяет мчать вперёд от одной точки съёмки до другой, не обращая внимания на неровности. О машине я еще расскажу в отдельном посте.

03.Север – этой край рек, а значит, нужны мосты. Местные жители называют их просто «лава». Выглядят они очень живописно, и ходить удобно, а если раскачать, то будет весело ))

04.Верховажский и Устьянский район особенно порадовал их количеством, здесь они практически в каждой деревне, если есть река. Сначала мы считали каждый сфотографированный мост, но потом когда перевалило за 2 десятка, сбились со счету.

05.Мосты для автомобилей тоже деревянные, но кое-где их уже не стало. Дорога теперь только вброд. Но воды в этом году так много, что местные жители оставляют машины на берегу и идут пешком.

06.Север славится своим деревянным зодчеством. Именно на Севере больше всего сохранились старинные церкви, дома, амбары, колодцы. Многим постройкам уже больше 300 лет. Пока мы подбирались к этой деревянной церквушке, пришлось искупаться по пояс, так что половину следующего дня японская печка «самурая» сушила вещи.

07.Встретили огромный дом 19 века местных бизнесменов купцов Гусевых. И даже попали внутрь заценить былые «лакшери» интерьеры.

08.Когда мы подъехали к этой церкви, до нас донёсся звук: Стой, вы находитесь на охраняемой территории. Что это было, не вполне понятно, но мы быстро отсняв, ретировались.

09.Доехали практически до облаков, по очень необычному эко-карьеру. Кто догадается что под колесами?

10.Встречали утро на реке Кокшеньга. И попутно отбивались от полчищ комаров и мошек, особенно вечером они были крайне недружелюбны. В этот год их развелось небывалое количество. Это просто что-то! Искусали ноги так, что было больно ходить.

11.Полазали по горкам «Северной Швейцарии» так называют Устьянский район за сходство с одноименными пейзажами далекой страны. Одно из самых классных мест для любителей природы и красивых пейзажей! Но дороги в этой «Северной Швейцарии» исконно Русские. Хуже асфальта, чем здесь я еще не видел.

12.Сделали сложный выбор куда поехать. Как думаете: куда рванули мы?

13.И были за это остановлены целой бандой инспекторов. За 10руб. удалось с ними договориться и даже сделать селфи )

14.Покатались белой ночью по платной дороге, среди густых лесов и пугая зайцев диодным светом.

15.Познакомились с местными обитателями дорог и лесов.

16.Половили отражения реки Северная Двина. Одна из самых больших рек Севера!

17.И даже увидели маленькое локальное наводнение.

18.Архангельск встретил нас типично питерской погодой, зато тёплой компанией.

19.Заехали в депо действующей узкоколейки, и чуть не уехали в глухую деревню с кедровой рощей на пмж. Об этом будет отдельный пост.

20.Поснимали речные просторы, и очень-очень много северных пейзажей.

Материалов с поездки — море, так что будем радовать каждую неделю красотой «Русского Севера»! Подписывайтесь, чтобы не пропустить! За комментарии и репосты (нажать красную кнопку D под этой записью) всем огромное спасибо! Меня это очень мотивирует писать новые интересные фоторассказы )

Еще материалы из путешествия на Север:
Тест-драйв Mitsubishi Outlander. Как «Самурай» с «Русским Севером» подружился.
Анонс фотопутешествия на «Русский Север». Край белых ночей и северных рек.

Минувшим летом я попробовал новый для себя формат поездки – автопутешествие с ночевкой в машине (или в палатке рядом). Сейчас даже кажется странным, что я раньше такое не практиковал. Были многодневные походы с палаткой, были поездки на машине, но чтобы и то, и другое вместе, как в этот раз, нет.

В этом посту я расскажу не только о выбранном маршруте и своих впечатлениях, но и о полученном опыте путешествия на машине по северу, а так же о некоторых важных моментах.

В конце записи будут приведены ссылки на все увиденные места и достопримечательности, где о них будет рассказано более подробно.

2. Итак, начну я, пожалуй, с карты. Рыжей линией обозначен путь туда, а синим цветом, чтобы не было путаницы, я отметил дорогу обратно.

Путешествие получилось настолько большим, что логично стало разделить его на 3 части. Первая – путь на север, к Онежскому озеру через Череповец, Белозерск и Вытегру. Вторая – Ленинградская область и Карелия. И, наконец, третья и самая важная – Каргополь Архангельской области и его окрестности.

3. Наш путь проходил через Ярославль, Тутаев и Рыбинск. Тут я был несколькими месяцами ранее, и потому сейчас долго задерживаться в Рыбинске не стал.

4. Далее был маленький и тихий городок Пошехонье, имеющий почти правильную радиальную планировку. А уже к вечеру мы приехали в Череповец.

5

За день пройдено 500 км. Забегая вперёд, скажу, что это был самый продолжительный по расстоянию день. Я специально распланировал всё так, чтобы в день проезжать не более 350 км (примерно). Это позволило меньше уставать от дороги, а главное фотографировать, смотреть и останавливаться сколько надо, а не бежать галопом, чтобы успеть куда-то ещё.

А ещё в Череповце мы узнали, откуда и почему там бывает снег летом 🙂

Здесь была наша первая ночевка.
Ночевки в машине придали нашим планам большей гибкости. Не нужно было, например, торопиться успеть к определённому числу в забронированный номер в гостинице. Проще говоря, не нужно стало к ночи обязательно прибыть в какой-нибудь населённый пункт. Ночуешь, где хочешь, а любая задержка никак не порушит дальнейшие планы. Ещё один плюс – поездка обходится гораздо дешевле.

Интересно ещё, что такие ночевки лучше всего подойдут для маршрута с минимальным количеством больших городов, так как возле них часто бывает сложно найти подходящее место. Оживлённые трассы не умолкают целые сутки, а большинство мало-мальски подходящих мест бывают сильно замусорены или просто кем-то заняты.

6. На следующий день, посмотрев Череповец, уже ближе к полудню мы отправились дальше, в Белозерск.

7

От Череповца до Белозерска всего 110 км и можно было, конечно, в этот день доехать хоть до Вытегры, но хотелось побыть в этом приятном городке подольше, а так же пофотографировать закат на Белом озере. Благо погода позволила, и что получилось можно посмотреть в посту про озеро.

После Белозерска впервые за эту поездку дорога превратилась в грейдер (без асфальтового покрытия). Он начинается незадолго до переправы через Волго-Балт в Крохино и идет до поселка Липин Бор, где соединяется с трассой Вологда – Вытегра, которую, кстати, совсем недавно отремонтировали, асфальт гладкий и ровный, свежие полосы разметки и прочее.
Сколько лет эта дорога будет такой предположить трудно, да и, как опыт показывает, говорить о состоянии большинства дорог можно только в реальном времени.

Трасса эта совершенно пустынная, встречных машин мало, населённых пунктов ещё меньше.

8. В маленьком городке Вытегра, в очередной раз пересекли Волго-Балтийский канал и заодно узнали, что делает подводная лодка в дремучих вытегорских лесах, да ещё и вдали от моря 🙂

9. Далее была Ленинградская область, паромная переправа через реку Свирь в поселке Вознесенье.

10. Берег Онежского озера.

11

12. Деревянные церкви в селе Щелейки и

13. селе Гимрека.

14. Началась Карелия, и снова появился асфальт, которого не было от переправы в Вознесенье.

15. Названия населённых пунктов теперь дублируются и на карельском языке.

16

17. И вскоре мы приехали в село Шелтозеро, известное как столица Вепсской волости.

18. Здесь закончился третий день нашего путешествия. Ещё на пути в Шелтозеро, недалеко от деревни Рыбрека, где дорога близко подходила к берегу Онежского озера, я заметил хорошее место для ночёвки. Теперь, вернувшись сюда, мы без труда разместились вот на таком сосновом берегу.

19

20

Завтра планировалось поехать сначала назад, до Вытегры и оттуда, уже по восточному берегу Онежского озера приехать в Пудож.
Но тут у меня появилась интересная мысль: а что если нам поехать не назад, а дальше по этой дороге через Петрозаводск, посмотрев тем самым его окрестности, и, обогнув озеро с севера, приехать в Пудож.
Мысль казалась заманчивая, но тогда мы теряли возможность побывать в ещё одном интересном месте, да и Петрозаводск с окрестностями по своим масштабам тянули на отдельную поездку, а у нас впереди ещё был Каргополь.
В итоге, решив, что лучшее враг хорошего, менять ничего не стали.

В этот раз мы не ставили палатку, а устроились прямо в машине. Откинув заднее сиденье и просунув ноги в багажник, можно было без труда вытянуться во весь рост. Функции одеяла выполнял летний походный спальник, а под голову я подкладывал кофту.

Чем точно нельзя пренебрегать в путешествии на машине на север, так это защитой от комаров и других насекомых. Лучше, если в дополнение к спреям будет и москитная сетка. В жаркий и солнечный день может быть полно слепней, особенно если остановиться и выйти из машины где-нибудь на тихой дороге посреди леса, а вечером в безветренную погоду может «атаковать» мошка, что ещё хуже, чем комары.
На берегу небольшой ветерок, и мошки совсем не было, но стоило отойти метров на 30 в лес, как вокруг собиралось настоящее облако.

21. Июнь месяц, на севере в самом разгаре белые ночи. Солнце практически не уходило за горизонт, на небе постоянно горело зарево. В 3 часа ночи над озером начался рассвет. Конечно, я не мог такое пропустить и не сфотографировать.

К слову сказать, светлые ночи меня не напрягали в плане сна на протяжении всего нашего путешествия по северу, но и на этот случай мы предусмотрели на стекла машины шторки из плотного материала, который ещё часто используют как солнцезащиту.

22. Утро следующего дня.

Чтобы вскипятить воду в полевых условиях, понадобится котелок и горелка с газом. Нами использовались совершенно обычные, какие продаются практически в любом туристическом магазине. А ещё у нас был термос, что позволяло, вскипятив воды один раз, не возиться с горелкой, перед каждым обедом.

23. А вот и место, куда мы могли не попасть, если б поехали через Петрозаводск. Это памятник природы – Андомская гора. Высота обрыва достигает 50 метров.

24. От Вытегры до Пудожа в основном идёт хороший асфальт.
В нескольких местах вдоль дороги много километров подряд с обеих сторон тянулись разноцветные заросли люпина.

25. Далее был маленький, но очень оригинальный город Пудож.

26. Недалеко от него, на правом берегу реки Водлы, в самом её устье, есть небольшой мыс, где на отшлифованных ледником карельских скалах сохранились петроглифы – наскальные росписи древнего человека.
Кое-какие рисунки мне удалось найти, о чём обязательно расскажу в следующих записях по этой теме (смотрите ссылки в цикле «На машине на север России» в конце этой страницы).

27

28. Было бы не правильно не использовать это место для ночевки. В этот раз спали в палатке.

Вторая и не менее красивая ночевка на Онежском озере. Только теперь на восточном берегу, а ещё сегодня утром были на западном.

29. Такими видами может похвастаться не всякая гостиница …

Надо сказать, формат путешествия на машине вполне себя оправдал и для севера России подходит идеально, а, глядя на такие виды, тем более это понимаешь.

30. И снова белая ночь.

31. На пятый день мы въехали в Архангельскую область.

32. Далее был Каргополь,

33. легендарное деревянное зодчество севера и

34. заброшенные деревни.

35. Чего много на севере России, так это древесины. Из всех грузовиков, встречающихся на дороге, больше половины лесовозы.

36. В большом количестве встречаются вот такие деревянные мосты.

Побыв в этих уникальных местах несколько дней, мы посмотрели немало. Пора и в обратный путь.

Из Каргополя можно было выбраться тремя путями: той же дорогой, что и приехали; через Няндому на трассу Москва – Архангельск; либо через Солзу и Кречетово сразу в Вологодскую область на шоссе Вытегра – Белозерск.
Третий вариант самый короткий, но при этом самый сложный. К тому же я был неправильно проинформирован, что дорогу эту якобы недавно сделали, да ещё и весьма заманчивой казалась идея сократить расстояние и срезать большой крюк.
Так вот, специально напишу о ней подробнее для тех, кто решит там поехать.

От Каргополя в сторону Солзы (населенный пункт на границе Архангельской и Вологодской области) идёт сначала асфальт, который через пару километров заканчивается и переходит в грейдер хорошего качества, по которому можно спокойно идти километров 70 в час в хорошую погоду. После Солзы до шоссе Вытегра — Белозерск остаётся 30-ти километровый участок разбитой грунтовой дороги, по которой большинству автомобилей можно проехать только в сухую погоду.

Этот участок дороги не обслуживается никаким из регионов, поэтому можно быть уверенным, что в ближайшие годы состояние его никак не изменится, разве что только не ухудшится.

Колеи, оставшиеся на грунте от тяжелых машин глубиной достигают 30см. Там, где нет колей дорога представляет собой скопление широких ям.

37. Некоторые из них залиты водой.

На своей легковушке с клиренсом 15 см эти 30 км мы ехали 3,5 часа. Благодаря сухой погоде нигде не застряли, но часто останавливались и подкладывали под колёса камни и доски, лежащие на обочинах в большом количестве, чтобы не сесть на днище.

Залитые водой ямы проезжали на удивление без проблем. Колёса слегка проскальзывали, но грунт крепкий. Вода была по нижнюю треть дверей.

38. Мосты не везде в хорошем состоянии. До «большой» дороги осталось всего пару километров.

Ещё немного и мы выбрались на асфальт.

Эта ситуация наглядно показала, что запланированный маршрут должен быть сопоставим с проходимостью автомобиля, и в особенности это актуально для путешествия на машине на север. Не стоит забывать, что север России славится не только своими красотами, но и бездорожьем.

Эта дорога мне и сейчас кажется каким-то порталом – ещё утром был в Каргополе, а сейчас уже под Белозерском.

39. В тот же день мы заехали Кириллов и Ферапонтово.

40. Проехали недалеко от озера Кубенского, где в хорошую погоду с дороги можно видеть Спасо-Каменный монастырь, построенный на крохотном островке прямо посреди озера

41. и вечером оказались в Вологде.

А уже вечером следующего дня – в Москве.

В заключении хочется выделить отдельно некоторые важные, на мой взгляд, моменты:

Самое главное, что если вы собрались в путешествие на машине, то, какое бы оно ни было, нужно быть уверенным, что машина запланированное расстояние пройдет, а не сломается где-нибудь по дороге. Конечно, случается непредвиденное, но свести к минимуму риски всё же можно благодаря тщательной подготовке.

Чем больше будет сведений о поездке, будь то состояние дорог или достопримечательности, тем лучше. Обидно ехать сотни километров и не попасть куда-либо из-за реставрации.

Заранее стоит озаботиться поиском подходящих карт, как бумажных, так и для навигатора. Я предпочитаю, чтобы было и то и другое, поскольку они отлично дополняют друг друга в различных ситуациях.
Причем карты должны быть как можно более свежие.

Такие поездки хорошо совершать малым составом, 2-3 человека максимум на одну машину, всё зависит от вместимости вашего транспортного средства.

Лучше, если будет более, чем один водитель или, как минимум, чтобы второй человек имел к вождению непосредственное отношение.

У участников в большей степени должна присутствовать психологическая устойчивость, несклонность к конфликтам, а так же готовность идти на уступки друг ради друга. На это мало обращают внимание, а зря. Конфликты всеми силами нужно избегать.

Итак, если подвести итог всего нашего путешествия на север, то кратко получается:
Суммарный километраж составил 2698 км.
Длительность 8 дней.
Израсходованного бензина вышло 162 литра, что по летним ценам получилось примерно 4500 р.
Где-то столько же было потрачено на еду.
Так, благодаря отсутствию гостиниц удалось уложиться менее чем в 10 т. рублей, что, в общем-то, неплохо, учитывая сколько всего удалось объехать и посмотреть.

Все записи из цикла «На машине на север России»:

Начало путешествия:
Пошехонье
Череповец
Белозерск Вологодской области
Озеро Белое
Крохинская переправа
Вытегра
Музей подводной лодки

Из Карелии в Карелию или вдоль берега Онежского озера:
Дорога Вытегра – Вознесенье и паром через Свирь
Деревянная церковь в Щелейках
Гимрека
Вепсский этнографический музей в Шелтозеро
Памятник природы Андом-гора
Пудож
Природа Карелии и поиски петроглифов

Русский Север:
Деревянное зодчество Архангельской области
Большие Лядины
На месте бывшей деревни Красная Ляга
Заброшенная деревня Кучепалда
Каргополь
Александро-Ошевенский монастырь
Село Архангело
Большая Шалга
Деревенские дома Русского Севера
Река Онега и озеро Лача
Церковь в селе Саунино
Деревянные часовни Русского Севера

P. S. Но на этом наше знакомство с севером не заканчивается. В следующем году состоялось ещё одно путешествие на север, уже более продолжительное и ещё более интересное:
Мезень — Архангельск — Онега — Каргополь

Путешествие по северу России. Общая информация по маршруту

Русский север

Приветствую всех любителей дорог, дальних странствий и приключений!

На связи Вячеслав. Хочу рассказать о нашем автопутешествии по городам и весям Русского Севера, которое мы совершили своей дружной семьей летом 2015 года.

А чтобы сразу было понятно куда нас носило, начну рассказ с небольшого блока статистики. Итак…

Маршрут: Пермь – Кулига – Балезино – Глазов – Киров – Великий Устюг – Архангельск – Северодвинск – Малые Корелы – Плесецк – Каргополь – Пудож – Пяльма – Челмужи – Кемь – Соловецкие острова – Кемь – Кировск – Хибины – Мурманск – Муста-Тунтури – Териберка – Кандалакша – Умба – Терский берег – Варзуга – Умба – Беломорские петроглифы – Медвежьегорск – Гирвас – Кивач – Кондопога – г.Сампо – Марциальные воды – Петрозаводск – Кижи – Петрозаводск – водопады Карелии – Рускеала – Сортавала – Ландепохья – Приозерск – Выборг – Санкт-Петербург – Петергоф – Кронштадт – Ладога – Старая Ладога – Вологда – Киров – Пермь. Вкратце так, может чего и пропустил.

Время: 12/06/2015 – 02/07/2015, ровно 21 день.

Транспорт: а/м Nissan Qashqai+2 (1.6, 2WD, 2010 г.в.), а также т/х «Василий Косяков» и «Метеор»-241.

Общий пробег по одометру автомобиля 9362 км.

Топливо – израсходовано 798 л. Средний расход 8,52 л/100 км.

Экипаж – семейная пара 44/43 л. и двое детей 11/5 л.

Финансовые затраты 115 тыс.руб., из них 31% на экскурсии и развлечения, 28% на жилье, 24% на топливо, 13% на питание, 4% на сувениры и прочее.

За время нашего путешествия по северу России мы побывали на трех морях: Белом, Баренцевом и Балтийском (3 «Б»), двух больших озерах – Ладожском и Онежском. Видели горы, болота, тайгу, тундру, пустыню и много еще разного.

Четыре раза пересекли линию Северного полярного круга.

Самая северная точка нашего путешествия – перешеек полуострова Средний на Кольском полуострове (69°38’09″N). Самая западная точка – Замковый остров в городе Выборг (28°43’38″Е). Самая восточная и южная точка – наш город Пермь, начало и конец маршрута. Самая низкая точка — 28 метров ниже уровня моря – в тоннеле под Финским заливом. Самая высока не установлена, возможно, 400 метров над уровнем моря где-то в Хибинах

Схема маршрута путешествия по северу России

Еще несколько строк о том, какие были предпосылки, чтобы провести отпуск именно таким необычным образом?

Первая причина, безусловно, финансовая. Российский рубль сильно сдал против евро и доллара, а зарплату в нашей стране индексировать не принято. Поэтому условий для заграничного отдыха остается все меньше. Правительство РФ говорит о необходимости развития внутреннего туризма в России. Но кроме слов, никаких конкретных действий с его стороны, кроме снижения курса национальной валюты, я не вижу.

Вторая причина семейная. Дети подрастают. Дочери уже 11, сыну 5 с половиной. Просто так сказать им – сидите на даче, а мы с мамой съездим отдохнем – язык не поворачивается. В течение года не удается много общаться, да еще и летом отдыхать порознь – что же это за семья? Ведь учить детей нужно не только словами, но и делами, личным примером. И где еще проявится взаимовыручка, понимание и помощь, как не в совместном путешествии? Здорово, конечно, было бы съездить всем вместе за границу, но тут, как говорится, смотри пункт первый.

Третья причина личная. Когда только в глубинах сознания зародилась идея совершить путешествие по северу России, на просторах интернета наткнулся я на рассказ одной девушки о поездке на Кольский полуостров, на Муста-Тунтури, Средний и Рыбачий (www.travel.drom.ru/32434/). Она сама, за рулем дизельного УАЗа проехала по этим диким местам. Потом сумела так просто и красочно описать свои впечатления, что я потерял покой, а в голове часто вертелось такое загадочное слово «Муста-Тунтури».

Вот три основные причины, которые привели к тому, что в апреле я всерьез задумался проехать на автомобиле по городам Русского Севера. Не могу сказать, что решение это было однозначным и бесповоротным.

Можно назвать еще и четвертую причину – мистическую. Ну, тянет меня на север что-то. Не знаю, может быть в прошлой жизни я там жил? А в этой уже два раза ездил по Скандинавскому полуострову, и Норвегия оставила самые неизгладимые впечатления. Природа, люди, города, искусство – все это так мне близко и приятно.

Периодически ужасаясь авантюризму своего плана, я начинал колебаться, но потом возвращался к мысли, что везде люди живут, по асфальтовым дорогам ездят, и не так страшен черт, как его малюют.

Определенную долю забот вызвала необходимость принятия решения о покупке на крышу автомобиля багажника-бокса. Вещь эта не дешевая, но весьма редко используемая. В 2012 году мы ездили на юг вчетвером и вполне обошлись без такой надстройки, которая к тому же съедает некоторую часть топлива. Но на юг теплых вещей не надо, а багажник был заложен доверху. Куда же девать все то, что могло нам пригодится в поездке по Заполярью? От палатки и спальных мешков до зимней обуви и теплых курток. Вещи не тяжелые, но достаточно объемные. В результате долгого и мучительного выбора был заказан бокс «Ветлан-460», который делают у нас же в городе. Но его изготовление растянулось почти на месяц. Багажник я получил буквально накануне отъезда и проверить его в деле не было никакой возможности. Поставили, загрузили и в путь!

Что еще можно рассказать о планировании нашего маршрута? Я попытался составить расписание поездки по дням – куда едем, где ночуем, что смотрим. Конечно, дорога вносит свои изменения, но нужно отметить, что почти всю поездку, особенно ее первую часть нам удавалось придерживаться установленного графика движения. В крупных городах я планировал снимать однокомнатные квартиры и задерживаться на 2-3 дня, чтобы иметь возможность совершать выезды по окрестностям. В остальных пунктах по маршруту транзитное жилье предполагалось искать на месте. На самый крайний случай у нас была с собой палатка. Да и в салоне машины при необходимости можно было устроиться на ночлег. Сразу скажу, что до этого у нас не дошло. Палатка осталась не востребована, а все двадцать ночей нашего путешествия мы находили достаточно комфортное жилье и постель.

Про подготовку машины рассказывать особенно нечего. Я своевременно выполняю все ТО, а «Кашкайчик» взаимно радует своей надежностью. На старте одометр показывал 80188 км.

Мы готовы отправиться в путь и приглашаем читателя вместе с нами день за днем вспомнить все этапы этого запоминающегося путешествия по северу России…

Следующие статьи цикла «По Русскому Северу»

День 1 «Поехали!»

День 2 «Вотчина Дела Мороза в Великом Устюге»

День 3 «Поморье»

День 4 «Малые Корелы»

День 5 «Каргополь — Воронье поле»

День 6 «Первое знакомство с Карелией. День курьезов»

День 7 «Соловки»

День 8 «Хибины»

День 9 «Это загадочное слово Муста-Тунтури»

День 10 «Териберка»

День 11 «Терский берег»

День 12 «Беломорские петроглифы»

День 13 «Пять точек Карелии»

День 14 «Музей-заповедник Кижи»

День 15 «Потаенные уголки Карелии»

День 16 «Между двух границ»

День 17 «Знакомство с Северной столицей»

День 18 «Вода, вода и снова вода»

День 19 «Героическая история народа»

День 20 «В Вологде-где-где…»

День 21 «Домой!»

Рубрики: Мотоспорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *