/* Автобус № 13. Федя едет, задумавшись о высоком. Его отвлекают */

— Гражданин, уступите место, встаньте.
— Если я встану — ты у меня ляжешь.

— Гражданин, эти места специально для детей и инвалидов.
— А она что, дети или инвалиды, а?
— Она готовится стать матерью.
— А я готовлюсь стать отцом!

/* Шурик бросается на защиту справедливости. Под видом слепого-инвалида в черных очках */

— Закон есть закон.

— Ах, ты зрячий?! Сейчас будешь слепой!

/* Федю доставили в отделение. Три свидетеля. А Шурик потерпевший */

— Значит, на стройке работаете?
— Подрабатываю.
— Что значит подрабатываю?
— Учусь в политехническом.
— Студент…

На пятнадцать суток

/* Товарищ милиционер объявляет наряды */

— Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы… Кто хочет сегодня поработать? А?!

— На сегодня наряды: Песчаный карьер — два человека… Карьер песчаный — два человека!
— Огласите весь список, пожалуйста.

— Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы… Кто хочет сегодня поработать? А?!Огласите весь список, пожалуйста.

— Песчаный карьер — два человека. Уборка улиц — три человека. Масокомбинат /* все добровольцы шагают вперед */… на сегодня нарядов не прислал.

/* Федя знает, чего хочет… Но не сегодня */

— Есть наряд на строительство жилого дома. Цементный завод!
— А на ликеро-водочный нет?

На стройке

/* Знакомство с руководством. Павел Степанович жжет глаголом */

— Прежде всего я хочу познакомить вас с нашим замечательным коллективом, в который вы временно вливаетесь. На сколько вливается товарищ?
— На полную, пятнадцать.
— Ага. Полторы декады. Это замечательно. Ну, всего хорошего, до свидания.
— С обедом не опаздывайте!

— Пробка! Подарок из Африки.

/* Павел Степанович показывает Феде стройку и рисует перспективы */

— Силой своего вображения представьте себе, какой замечательный жилмассив будет здесь создан.

— А если взять поэтажно весь объем работ, выполненный нашим СМУ поэтажно, то мы получим здание, коорое будет в два раза выше, чем всемирно известная Эйфелева башня.
— Или втрое выше, чем знаменитая Нотр Дам де Пари… что в переводе означает собор Парижской богоматери.
— Какой-какой матери?
— Парижской. Бога… матери.

/* Павел Степанович продолжает зажигать, но Федя увидел кое-что поинтереснее */

— Наше строительно-монтажное управление построило такое количество жилой площади, которое равно одному такому городу, как Чита, десяти таким городам как Хвалынск, или тридцати двум Крыжополям. Дух захватывает при одной мысли, что…

/* Шурик! Вот тебе напарник. Наконец-то, Пал Степаныч */

— Ну, теперь поработаем.
— Сработаемся.

/* Федя начинает издалека. Шурик не сразу понял */

— Послушай, у вас несчастные случаи на стройке были?
— Нет, пока ещё ни одного не было…
— Будут! Пшли…

/* Первый блин у Феди комом. Не получилось Шурика замуровать */

— Что там?
— Тссс…

— Слушайте, где вы пропадаете, я вас по всему корпусу иду бегаю. Работа-ж стоит.
— Работа стоит, а срок идет. Ты не забывай, у тебя учет в рублях, у меня — в сутках.

/* Павел Степанович не забывает про новичка */

— Ну, Шурик, как напарник?
— Перевоспитывается.
— Отлично. А почему шепотом?
— Спит.
— Спит?

— В то время, когда наши космические корабли бороздят просторы Вселенной…

— И недаром все континенты рукоплещут труженикам нашего большого балета.

— Учит народная мудрость: терпение и труд все перетрут — раз, кончил дело гуляй смело — два, без труда не вытащишь и рыбку из пруда — три, работа не волк, в лес… нет-нет, это не надо.

/* Но Федя не готов перевоспитаться и отвечает откровенно: */

— До лампочки!

Обед

— А компот?!

/* Товарищ милиционер следит за гигиеной. Федя готов приступить */

— Руки!
— А?!
— Мыли?
— Ах, да-да-да-да…

— Приятного аппетита!
— Ыыыааауууаааа!!!

/* Пока Шурик пробавляется кефиром, Федя приканчивает шашлык и философствует */

— Я говорю, кто не работает, тот ест! Учись, студент!
Главный Шурик страны, фильм «Операция Ы»
— Пойми, студент, сейчас к людям надо помягше. А на вопросы смотреть ширше. Вот ты думаешь, это мне дали пятнадцать суток? М-м-м? Это НАМ дали пятнадцать суток. А для чего? Чтобы ты вёл среди меня разъяснительную работу, а я рос над собой! Ну ладно, давай, бухти мне, как космические корабли бороздят… /* зевает */ Большой театр. А я посплю.

— Правильно! И мух отгоняй.

Шурик и Федя переходят к решительным действиям

/* Шурик застрял. Но ненадолго */

— А, влип, очкарик?! /* Пинает */ Это только аванс! Ну, теперь всё! Ну, студент, готовься! Скоро на тебя наденут деревянный макинтош, и в твоём доме будет играть музыка. Но ты её не услышишь!

/* Решительная атака с использованием подручных материалов. Инженер же! */

— Стой! Убью, студент!

/* Хитрый план Шурика — обои, клей, и инструмент для порки */

— Бить будете?
— Нет.
— А что?
— Вести разъяснительную работу.

/* Необходимая жестокость… */

— Шурик! Шурик, вы комсомолец?
— А?
— Это же не наш метод! Где гуманизм? Где человек человеку? Поймите, Шурик в то время когда космические корабли, как вы знаете, бороздят…
— Тебя как звать-то?
— Федя, а вас Шурик.
— Женат?
— Да. Жена Любушка и двое ребятишек, Леночка и Алёшка.
— Значит, семья есть. А лет-то тебе сколько?
— Сорок один.
— О-о…

— Может, не надо, Шурик? Я больше не буду, а?
— Нет… Надо. Надо, Федя, надо!
— Мама… мама… мама…

/* На следующий день */

— Ну, граждане алкоголики, тунеядцы, хулиганы. Кто хочет поработать?
— Я!!!
— Да подождите вы, гражданин! На вас персональный наряд, на все пятнадцать суток. Возьмите!

  • День Студента или Татьянин День (25 января)
  • Главный Шурик страны. «Операция Ы» — интересное о фильме
  • Пропоём мы вам частушки! Веселая коллекция
  • Пародии и переделки песен и стихов
  • Фееричное. Путешествие на Край Света

pasha_k

В позапрошлые выходные опять же не сидели дома, а решили съездить на электричке куда-нибудь погулять к воде, т.к. погода нынче стоит весьма жаркая. Но просто купаться – это же не для нас. Валяться на солнце вверху пузом – это скучно. И очень удачной в этом отношении показалась усадьба Марфино. Она достаточно интересная в архитектурном плане и при этом на её территории есть каскад прудов. Ну а по пути ещё завернули к песчаным карьерам на разведку. Прогулка началась от станции Катуар, что по Савеловскому направлению. Пошли гулять по поселку, пытаясь ориентироваться по распечаткам с Яндекс.карт. С ориентированием получилось не очень, поэтому сначала мы вышли к относительно новому карьеру, на котором купаться нельзя.

Потому что на большей его части ведутся разработки.

Пришлось перейти Дмитровское шоссе и тут нам открылся большой старый карьер.

В дальней его части так же ведутся разработки, но это очень далеко. А на противоположной от разработок части карьера люди отдыхают уже давно.

Вода средней чистости. Бывают песчаные карьеры и по чище. Но все равно с удовольствием поплавали.

Пасмурная с утра погодка уступила место отличному солнечному дню.

Освежившись, пошли к усадьбе.


Через Лысково.

А это уже само Марфино и начало усадебного комплекса. Этот кирпичный мост с белокаменной отделкой появлялся в нескольких отечественных художественных фильмах.



С моста отличные виды на пруды.

Одно из преимуществ Марфино одновременно является и недостатком. Усадьба и пруды находятся в хорошем состоянии только по тому, что на территории усадьбы располагается военный госпиталь, а значит вход туда контролируется и без документов в усадьбу не пускают. А т.к. у одного участника нашей прогулки паспорта не оказалось, пришлось попадать на территорию другими путями. Один из них вот этот.

А вот и усадьба.



И небольшой пляж у озера.

На пляже мы, естественно, под задержались на некоторое время. Купались и пили разливное пиво. А совсем под вечер пошли осматривать усадьбу.




Это уже санаторная зона. Рядом жилые корпуса для отдыхающих.



Пошли опять через территорию усадьбы к другому выходу опять же через забор.











Уже около выхода. В этом пруду ловят рыбу.

И отдают вот этим котярам.


В это раз через забор лезть не пришлось — нашлась отличная дырка. По какой-то причине в огороженные пределы усадьбы не попали бывшие конюшни. Остались за забором. Поэтому разрушаются.




После осмотра конюшен пошли назад к станции. Пора домой.

Знаменитый мост. И вечерний пруд.


Не самый многословные отчет, но, действительно, о чем тут писать? Просто хорошо отдохнули в субботу и осмотрели ещё одну достопримечательность подмосковья. Чем и хвастаюсь.

Tags: Водоемы, Достопримечательности, Карьеры, Катуар, Марфино, Поход одного дня, Пруды, Усадьбы, Электричка

В гостях у генералов песчаных карьеров

Материал с пресс-тура на ту или иную тему — жанр специфический. Хозяева возят туда, где дела обстоят все-таки более или менее хорошо. Показывают позитивчик, убеждают и привечают. Поэтому трудно не свалиться в грех комплиментарности. Мы, посмотрев, как и из чего делаются владимирские дороги, все равно пытались стряхнуть морок восторженности.

Основа основ

Дорожная отрасль — одна из важнейших в любой экономике. Во-первых, потому, что для любой экономики хорошие дороги важны сами по себе. Во-вторых, отрасль «тянет» за собой несколько отраслей-смежников, и если дорожникам хорошо, то хорошо и добытчикам песка и щебня, производителям техники, придорожному сервису и всему такому…

…Чтобы дороги были хорошими, необходимо, по большому счету, всего два условия: высокое качество работ и высокое качество исходных материалов.

Про качество директор областного ГБУ «Автодор» Михаил Климов с гордостью говорит:

— Все новое, что есть в мировом дорожном строительстве, мы в области применяем…

Не мы сказали, Климов. Автолюбители ему судьи. Но что с материалами?

Вот мы и отправились в дорогу.

Основа любой дороги — обычный песок. Обычный? Да вот не совсем.

Песчаных карьеров в нашей области достаточно. Но владимирские дорожники для строительства новых трасс используют только т.н. намывной песок, тот, который добывают со дна водоемов.

Крупнейший такой карьер — Улыбышевский. В самом начале его разработки он назывался Могильный холм. На этом месте еще в 1989 году красовалась поросшая лесом гора. Было это 26 лет назад, когда началась ее разработка для нужд дорожников. Сейчас вместо холма красуется водоем площадью 12 гектаров и глубиной 9-12 метров.

Песок добывает земснаряд. Мощная струя воды поднимает со дна песок, и эту взвесь (пульпу) откачивают насосы. По трубе пульпа идет на берег. Вода стекает обратно в карьер, а песок остается на берегу, образуя огромные холмы. Дорожники называют их картами.

Директор ДСУ-3 Игорь Каржин показывает на один из таких холмов, у основания которого мощный экскаватор за пару минут наполняет кузов

«КаМАЗа»:

— Самый лучший песок для строительства дороги. Крупный: фракция 1,7 — 2,5 миллиметра. Чем крупнее — тем лучше. При оттаивании грунта вода выдавливается сквозь основание дорожного полотна вверх и тут же дренирует обратно, не успевая замерзнуть. Если использовать более мелкую фракцию, то влага не успевает опускаться от поверхности, замерзает. Дорогу в таком случае начнет «пучить», как следствие — полотно разрушается. Вот в этой карте — 35 тысяч кубов песка. Думаете, это много? А если я скажу, что только на ближайшие проекты вокруг Владимира нужно около 10 миллионов кубов?

Годовой объем добычи в Улыбышево — 125-150 тысяч кубов. Ясно, что этот карьер в одиночку с такой задачей не справится. Поэтому сейчас главная задача — решать вопрос с новыми месторождениями. В том числе с отводом земли на Улыбышево дальше в сторону Москвы. Запасы песка здесь есть. И если этого не делать, через год-два могут возникнуть серьезные проблемы.

На Улыбышевском карьере земснаряд работает, естественно, только в теплое время года. Зимой он простаивает, но того песка, что машина успевает добыть за сезон, пока хватает на весь год. Стоит такой аппарат 25-30 миллионов рублей, и для его обслуживания нужны специалисты очень высокой квалификации.

Такой метод добычи интересен еще и тем, что пульпу можно транспортировать по трубам на значительные — в несколько километров — расстояния. Директор областного департамента транспорта Александр Романенко рассказывает:

— Один из участков Южного обхода Владимира построен как раз на подушке, полученной методом гидронамыва. Удачно сложилось, что в непосредственной близости от карьера нужно было возводить мощное основание дороги. Высота насыпи — 22 метра. Экономия получилась существенная — и по времени, и по финансам.

Централизация и взаимодействие

Ни одна дорога не может обойтись без бетонных сооружений. Кольца для технических колодцев, водопропускные трубы, сливные лотки, бордюры… Наименований необходимых деталей десятки. И у нас все это изготавливают сами дорожники. На производстве железобетонных изделий специализируется Ковровское ДРСУ.

Здесь — небольшое отступление. Владимирская область — один из немногих регионов в России, где дорожная отрасль осталась в государственном ведении. В большинстве других регионов все давно уже в руках частников. И зачастую это обстоятельство, скорее, вредит делу, чем помогает.

У нас все районные дорожные организации объединены в одно ГУП ДСУ-3. Это позволяет не только маневрировать финансами, но и грамотно организовывать рабочий процесс. К примеру, Ковровское ДРСУ уже 30 лет выпускает свои железобетонные изделия. А основной их потребитель — как раз «материнское» управление. Одни загружены заказами, у других не болит голова о поставщике — свои же люди.

Производство железобетона на первый взгляд незатейливо: заполнил готовым раствором форму-опалубку — и жди, когда высохнет. На самом деле тонкостей хватает. Начиная от соответствия смеси нужным параметрам, заканчивая сушкой готового изделия. Водопропускные трубы, которые укладывают под дорогой, — это вообще целое инженерное сооружение: плита основания, арочные секции, оголовки, плиты ограждения. Все должно быть идеально подогнано друг к другу. И да ‑ собирается, как детский конструктор…

Цех ЖБИ у ковровчан небольшой, народу работает немного. Но все движения рабочих выверены, все этапы производственного цикла со стороны выглядят игрой. Но на выходе — качественная продукция. В прошлом году цех «выдал на-гора» 1000 кубометров ЖБИ.

Мало кто знает, но даже необходимые для области дорожные знаки сейчас производит структурное подразделение ДСУ-3, Суздальское ДРСУ. Начали производство в 2009 году. Сейчас делают любые знаки. Что касается качества, то оно уже проверено. Средний срок службы суздальских изделий — 7-9 лет. Требования ГОСТа скромнее — 2 года. Долгий срок службы достигается использованием только качественных исходных комплектующих. А как иначе? Сами для себя ведь делают: подавляющее большинство готовой продукции остается в нашей области. Но и сторонними заказами не пренебрегают: в этом году делали знаки для московских дорожников.

Средняя стоимость готового знака — около тысячи рублей. Нестандартного (делают и такие) — до трех тысяч. В прошлом году объем производства превысил 10 миллионов рублей.

К слову — еще об одном преимуществе единого ГУПа. Суздальцы изготавливают дорожные знаки, а в Коврове для них делают основания и стойки из металлопластика. В результате получаются комплекты — хоть сразу ставь на дороге.

С места — в карьер

Ежу понятно, что ни одну дорогу не построишь без щебня. Он — предпоследний слой дорожного «пирога». Кроме того, он используется и в производстве асфальта.

У Владимирской области есть щебневое счастье: крупное месторождение в поселке Мелехово Ковровского района. Один из его разработчиков — ГУП «Владимирское карьеро-

управление». Основные клиенты — наши же строители и дорожники. А в этом году ВКУ (по словам Романенко, один из самых эффективных ГУПов области) отмечает свое 65-летие.

Главное здесь — сам карьер. Глубина — около 35 метров, три уровня выработки террасами. С бровки карьера многотонный «БелАЗ» на дне выглядит могучим мышонком. «ГАЗель» — не больше букашки. Кузова самосвалов заполняют

карьерные экскаваторы. «БелАЗ» рядом с ним смотрится игрушечным. Вес каждого — под 200 тонн, ковш — 5 кубометров. Директор ВКУ Владимир Чичкевич вспоминает:

— Пару лет назад один из таких экскаваторов провалился в глиняную промоину. Мы его две недели вытаскивали с помощью тяжелой армейской техники. Пришлось даже танки подгонять. Кое-как вытащили…

Но даже такая махина сама по себе с породой не справится. Для того чтобы ковш начал загрузку, в породе бурят шурфы, закладывают в них взрывчатку и взрывают. Взрыв размягчает породу. Затем в дело вступают экскаваторы. Они работают на электричестве. Издалека чуть смешно видеть, как к ним тянутся тоненькие проводочки. На самом деле это мощнейшие кабели.

Подготовка к взрыву — целая саперная операция. Сначала бурят скважины глубиной 9-10 метров. Они объединяются в блок, площадь предстоящей разработки. На один блок приходится по 54 скважины. В них закладывают взрывчатку — «на круг» выходит по 7-8 тонн. Что за взрывчатка, выяснить не удалось: военная тайна. Взрывают все заряды одновременно.

Сам взрыв даже с безопасного расстояния в полкилометра — зрелище впечатляющее, хотя и занимает секунды. Сначала в небо устремляются струи огня и столбы породы, затем докатывается грохот. Выражение «земля дрожит» тут вовсе не фигура речи. Дрожит, и еще как! А потом над местом взрыва долго клубится оранжевый дым. Его даже ветер не разгоняет, а вальяжно сносит в сторону. И становится видно: там, где только что был укатанный «стол» уровня выработки, порода теперь бугрится. И уже через полчаса после взрыва на блоке начинает работать экскаватор. Один взрыв — 35-40 тысяч тонн готовой к разработке породы.

Утвержденных на сегодняшний день запасов сырья в карьере хватит еще на шесть лет работы. Но уже сейчас предприятие занимается геологоразведкой и отводом земли под новый карьер. Когда все сделают, можно будет работать еще четверть века.

Добытая порода поступает на дробильно-сортировочные заводы. Их на предприятии три: два стационарных и один передвижной, работающий прямо в карьере. Они легко перенастраиваются — в зависимости от того, какая фракция щебня в данный момент требуется.

Подлинная гордость руководства — завод по производству минерального порошка. Работает он с 2010 года, обошелся более чем в 50 миллионов рублей. Проектная мощность — 10 тысяч кубов порошка в месяц. Чичкевич особо подчеркивает:

— В нашей области это единственный завод, работающий по ГОСТу. Линия полностью автоматизирована.

Основной покупатель порошка (а он используется при приготовлении асфальта, добавляется для придания ему большей эластичности), естественно, ДСУ-3. Часть продукции продается в Ивановскую и Ярославскую области.

От «а» до «я»

Наш основной вывод — Владимирская область — один из немногих регионов России, который не только полностью обеспечивает себя необходимыми для дорожного строительства материалами, но и кое-что продает соседям. Так и надо работать! И для многих регионов это предмет для зависти.

Все, что нам показали, — это лишь часть (хотя и основная) того, что производится в нашей области для наших дорог. К примеру, в ведении ДСУ-3 больше 20 современных заводов по производству асфальтобетонной смеси. Все оснащены по последнему слову и полностью автоматизированы. Это исключает отступление от заданной рецептуры и как следствие сводит к нулю возможность брака. Зачем так много? А чистая экономика: плечо перевозки готового асфальта больше 50 километров попросту нерентабельно.

Дорожники утверждают: наши местные производители покрывают практически 100 процентов их потребностей в материалах, начиная от специальных световозвращающих шариков, добавляемых в пластиковую осевую разметку (чтобы она была заметнее в свете фар), заканчивая остановочными павильонами и современными диодными лампами уличного освещения. Все это — и пристойного качества — производится у нас. А теперь вспомним, что именно дорожное строительство «вытащило» США из Великой депрессии…

…И становится как-то спокойнее…

Рубрики: Мотоспорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *