SYS82 ›
Блог ›
Берегите себя! Не стоит ездить быстрее своего ангела-хранителя…

Нарыл на просторах Драйва в одном из блогов сообщества. Текст очень мотивированный, заставляет задуматься о жизненных ценностях. Честно скажу, практически ревел, когда читал…

Что будет, если я вдруг сейчас умру? Вдруг, вон-та фура вылетит со встерчки и прямо на мою полосу. Или дворняжка решит перебежать дорогу перед моими колесами, а я пожалею и ее и машину и отторможусь в столб. Или тот придурок на Хонде сзади, что моргает мне дальним, обгонит меня и, обидевшись, что я его не пропустил, решит проучить, ударив по тормозам, а я, избегая аварии, уеду в кювет. А, может, я сам зазеваюсь и наскочу на жижу у обочины, сделаю пару кульбитов и влечу в салон какой-нибудь Газели.

Сразу приедет доблестная полиция, скорая, пожарная и спасатели. Раскурочат остатки машины, достанут меня, положат в любимой куртке на мокрый холодный асфальт и накроют брезентиком. Куча зевак соберется, все обочины займут. Кто-нибудь, да снимет видео, если чей-то регистратор уже не снял, все будут комментировать и репостить. Машину жалко. Вроде только колодки поменял, карбюратор почистил. Эх… В куртке у меня найдут паспорт и права, в джинсах немного денег и мобильный. Хмурый полицейский спишет оттуда номер, который значится под именем «*Дом». Телефон с деньгами заберут обязательно, не водитель труповозки, так в морге. А колечко мое счастливое оставят, оно серебряное, кому оно нужно.

Мамка будет дома, когда позвонят. Холодно объяснят, что и как, скажут, куда ехать на опознание. Она уронит трубку, расплачется, потом возьмет себя в руки и позвонит отцу. Его поймут и отпустят с работы. Может даже на недельку. Когда они приедут в морг, я буду лежать холодный-холодный и бледный-бледный, перепачканный грязью, кровью, и автомобильными жидкостями. Отец даст денег, чтобы меня привели в божеский вид. Пока меня будут мыть, брить, подштопывать, прокалывать легкие и прочие полости организма, обкалывать всякой химотой, чтобы я не терял товарный вид, складывать переломанные конечности на место, мама будет звонить родным и друзьям. Они приедут к нам домой, будут успокаивать родителей, наводить справки в ритуальных службах, искать блат на кладбищах. Позвонит и лучшему другу, чтобы он оповестил остальных друзей и подруг. Позвонит родственникам с севера, и они, наспех собравшись, сядут на поезд. А я пока буду лежать и молчать. Молчать так долго, как я никогда за свою жизнь не молчал. А я ведь любил поболтать. Буду лежать и стараться не портиться. Нас тут много разнообразных. Вот слева бабуля – инфаркт, а справа девушка молоденькая, чуть меня старше – феном в ванной убило. В углу у двери два алкоголика– отравились наверно.

Через день приедет отец. Мамку не взял, правильно, ей опять худо станет. Привезет костюмчик, рубашку белую, ботинки. Вот черт, а я костюм надевал последний раз классе в восьмом. Помню, еще плечи на пиджаке широкие были, мне жутко не нравилось. Наверно нелепо буду выглядеть. Ну да ладно. Утром меня положат в деревянный макинтош, прикроют крышечкой и отвезут домой на Пазике. Теперь я понял, зачем у них дверца сзади есть, это для таких, как я. Дом. Дома пахнет домом, а не непоймичем, как в морге. Тихо только очень, до звона в ушах. Много дядь, теть, братьев сестер, бабушки и дед, самые близкие друзья. Будут водку пить да жечь свечки. И беззвучно плакать. Жалко их… Вот и на мой журнальный столик, где обычно стоит ноутбук, стаканчик, накрытый горбушечкой поставят, а мать к моим фоткам, что на шкафчике у нее стоят черные тесемочки приладит.

А потом меня вынесут на улицу. Соберутся соседи, окрестные бабки, прохожие, посмотреть на меня молодого в последний раз. А дорожку закидют еловыми ветками и гвоздиками.

На кладбище много машин приедет наверное, хоть и дорога плохая. Ямку мне суровые мужички откопают, а меня рядом на табуреточках поставят. Ребята все хмурые будут, венок красивый закажут, и надпись такую, из того, что только мы понимали. Ая их больше веселыми и жизнерадостными привык видеть. Девчонки все в черном придут, даже те кого модницами помнил. Непривычные они стали. Со школы наверно никто не придет. Они на улице то не здоровались. Там мало хороших друзей было. С института однокурсницы и однокурсники приедут. Я с ними как-то лучше ладил, да и только-только расстались с ними. Черт, жалко ведь, диплом так и не защитил. Да и на работу новую не устроился, не попробовал пожить один. Очень жалко, что на море так и не побывал, не увидел морской закат. Жаль. Бывшая придет, плакать будет сильно. Ну ты то хоть не реви, родная, у тебя то вся жизнь впереди. Ромашек принесет. А это я запомнил давным-давно, что она ромашки любит, и дарил ей иногда. А она радовалась и удивлялась, как это я так помню. Ведь только разошлись. Могли бы и помириться, может быть. А совсем бывшие не придут. Захотят может, да постесняются быть чужими. Дома поплачут, подругам, друзьям расскажут, статус про меня поставят.
Священник помолится за меня. В церковь я мало ходил. Да и крестик отродясь не носил. Зря. Что-то положат рядом со мной. Ключи от дома с моим колечком-звездочкой. И от машины ключи. От моего любимого корыта. А я с детства мечтал на машине ездить. Вот и получил права в 18 лет, заработал на убитую классику, а через год уже хорошую взял – вот эту.
Потом меня накроют крышкой, и застучат молоточки. А с той стороны вой и слезы. Мог бы, сам разревелся. Аккуратно меня вниз опустят, и загромыхает земля по крышке. Вот и все.

Мама с папой, так и не дождавшись внуков, будут по праздникам ко мне приезжать. Сладят мне оградку, лавку со столиком. Посадят елочку. Памятник поставят. Будут менять цветочки, косить травку, оставлять сигареты и водку. Ребята будут часто приезжать. Сначала одни, потом реже но с женами, а потом еще реже, но уже с детишками. Потом мамы с папой тоже не станет. Ребята может быть накажут своим деткам проведывать их старого друга хотя бы иногда. А они послушают или вдруг забудут. Зарастет оградка. Мое крайнее, по началу, место станет уже где-то в глубине. Разрастутся деревья. Может кладбище закроют, может про меня позабудут и кого-то тут же похоронят, а может все снесут и построят дом. А я все буду лежать и все про меня забудут…

Нет. Лучше я не буду умирать молодым. Щас я скорость снижу. До заправки доеду, остановлюсь в леске перекурю и отдохну. Слишком уж коротка жизнь, чтобы так торопиться умереть. Мне еще надо кучу маленьких сорванцов наплодить, которые уж не должны будут забыть про своего отца, деда, прадеда…

Всем мир!✌

Рубрики: Мотоспорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *