Даниил Квят: русская ракета

За месяц до гонки Максим Осадник по заданию «Краснодар Magazine» взял эксклюзивное экспресс-интервью у Даниила Квята — молодого российского гонщика «Формулы-1», за которого в Сочи будет болеть вся страна.

Когда пилоты из других команд спрашивают вас о трассе в Сочи, что вы им рассказываете? С какой трассой вы бы могли сравнить сочинский автодром — с Валенсией, Сингапуром, например?
Кроме того, что она находится в Олимпийском парке, мне пока особо не о чем им рассказать. А эту информацию они в состоянии почерпнуть и без моей помощи, уж поверьте. Пока я не поезжу по трассе, я ничего не могу сказать, сравнить ее с какой-то другой. Так что нужно подождать, пока я сяду в болид и сделаю несколько кругов.

Как вы восприняли новость о том, что одну из трибун сочинской трассы на время гонки назвали вашим именем?
Поддержка всегда важна, и мне это очень приятно. Я действительно чувствую поддержку российских болельщиков, в том числе, наблюдаю ее в социальных сетях.

В России у вас должен быть большой личный фан-сектор на трибунах. Что ожидаете, если говорить о зрительском интересе к российской гонке?
Я думаю, что болельщики c удовольствием придут на эту гонку и зрительские трибуны будут переполнены. В России хватает настоящих ценителей «Формулы-1» и других зрелищ мирового уровня.

На что может рассчитывать ваша команда Toro Rosso в Сочи, если учитывать особенности болида и конфигурацию трассы?
Мы приедем на эту трассу как любую другую и попытаемся сделать свою работу наилучшим образом. Посмотрим, что из этого получится.

Гонщики часто готовят специальный дизайн шлема для знаменательного для них Гран-при. Вы уже придумали, чем удивите болельщиков и паддок. Быть может, нанесете изображение матрешки или олимпийских колец, например? /Все проще: дизайнер скоро покажет мне варианты раскраски шлема, и я приму один из них.

Согласитесь, было бы здорово, чтобы ваш первый подиум случился бы в России.
Я думаю, что это было бы неплохо. Впрочем, для подобного события любое место подходит.

На Гран-при Италии вы пришли на 11 месте, почему так произошло?
Я разочарован тем, как завершилась гонка. Возникли проблем с тормозным диском, но я сумел удержать автомобиль под контролем на входе в первый поворот и финишировать 11-м. Просто обидно, когда ты выкладываешься на 100%, но не зарабатываешь очков. Хотя в целом я доволен тем, как прошел всю дистанцию. Команде нужно теперь разобраться, по какой причине произошла поломка, и устранить все проблемы до следующего этапа.

Как долго продлиться ваш контракт с Red Bull?
На самом деле, все очень просто. Если есть результат, то есть и контракт. В Red Bull в этом плане все прямо, честно и чисто. Для них все остальное не имеет значения. Естественно, мы каждый год садимся, подводим итоги и обсуждаем, довольны ли тем, что сделали.

586 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Кто такой девелопмент-драйвер?

Понятие «пилот программы развития» появилось в лексиконе представителей Формулы-1 относительно недавно — пять—шесть лет назад. Еще в 2011-м, когда на презентации новой машины команда Lotus объявила о подписании контрактов сразу с пятью пилотами, никто не разделял их на группы и не говорил: Бруно Сенна — резервист, Ромен Грожан — тестер, Файруз Фаузи, Хо-Пин Тун и Ян Хароуз — пилоты по развитию или участники программы поддержки. Тест-пилоты — и точка.

За минувшие годы в командах выстроилась более-менее четкая иерархия: участник молодежной программы, пилот программы развития, тест-пилот, третий/запасной гонщик и, наконец, боевой гонщик. Девелопмент-драйвер — нечто среднее между юниором из молодежки и тест-пилотом, а его «функционал» может варьироваться в зависимости от объекта развития. Взять, например, Лэнса Стролла, который в 2016-м под статусом гонщика программы развития активно готовился к дебюту в Формуле-1, пилотируя машину двухлетней давности на частных тестах в Сильверстоуне, Будапеште, Шпильберге и Монце. В подобном случае уместнее говорить о программе обучения пилота. А вот кто занимался программой развития машины, так это опытный Жан-Эрик Вернь в Ferrari в 2015-м и 2016-м, активно работавший на симуляторе. Это уже ближе к обязанностям тест-пилота и как раз то, чем будет заниматься в итальянской команде Даниил Квят.

Насколько важна для команды работа на симуляторе?

В коротком официальном сообщении в социальных сетях Ferrari не предоставила какой-либо информации об обязанностях российского пилота, а на отдельный запрос ТАСС скупо ответила: «Роль гонщика по развитию обычно связана с работой на симуляторе. Основные рабочие процессы выполняются другими нашими пилотами».

Получается, у Квята будет весьма скромная должность, которая даже не подразумевает присутствия на Гран При. С другой стороны, работы и коэффициента полезного действия у Дани будет в разы больше, чем у третьего и резервного пилота Скудерии Антонио Джовинацци. Пока итальянец будет просиживать штаны в боксах, Квяту предстоит трудиться параллельно с боевыми гонщиками Себастьяном Феттелем и Кими Райкконеном, пусть и на расстоянии. Задачей россиянина будет тестирование новинок и различных конфигураций настроек на симуляторе — работа рутинная, но важная.

Да и симулятор — это не компьютерная игрушка, а настоящая виртуальная машина с реальным кокпитом, рулем и педальным узлом, расположенная перед гигантским 180-градусным экраном.

Комплекс состоит из настоящего шасси с электромеханическими приводами, которые контролируются мощнейшими компьютерами и передают на кокпит при виртуальном движении боковые перегрузки, ускорения и торможения. В программное обеспечение вшиты цифровые модели болидов и трасс, а диапазон настроек позволяет имитировать практически любые параметры: от прижимной силы и давления в шинах до регулировок двигателя. В условиях ограничения тестов это очень полезная и, можно сказать, незаменимая штука. Особенно по ходу гоночного уик-энда, когда до запрета на изменение настроек, который вступает в силу с начала квалификации, команде нужно опробовать много решений, чтобы найти оптимальную конфигурацию.

После пятничных свободных заездов в пресс-релизах команд часто проскальзывает шаблонная фраза: «Нам предстоит многое проанализировать и серьезно поработать вечером, чтобы улучшить машину». Это далеко не пустые слова.

Обмен данными между инженерами на автодроме и базе в Маранелло по ходу уик-энда осуществляется непрерывно. Полученная информация обрабатывается и загружается в симулятор, и, пока боевые гонщики в Мельбурне видят десятый сон, девелопмент-драйвер в Италии продолжает их работу по поиску баланса машины и оптимальных настроек для трассы Альберт-Парк, чтобы к утру команда на автодроме получила готовый пакет решений.

Если в сезоне-2018 Феттель и Райкконен будут восхищаться тем, какого прогресса добилась Ferrari по ходу уик-энда, то в таком случае знайте: в этом есть заслуга Квята.

Рубрики: Мотоспорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *