moto_idioto

Название плато Кинжал (Кан-Жол) обычно переводится как «кровавая дорога».
Согласно кабардинской легенде, на плато либо в его окрестностях произошла грандиозная битва между кабардинцами и пришедшими на их землю крымскими татарами, в которой захватчики были наголову разбиты и потеряли десятки тысяч убитыми. Однако, никаких следов столь масштабного сражения, обломков оружия и признаков массовых захоронений вы здесь не найдёте… Зато найдёте живописные скалы с колоннами, «окнами» и гротами, а также хороший панорамный вид на Эльбрус. А вот битва… Судя по всему, была где-то в другом месте (и, возможно, имела несколько более скромные масштабы), путаница же, по моему мнению, происходит из-за неверного перевода топонима. Вариант «ханская (царская) дорога» ничуть не хуже подходит для описания этих мест, зато не требует для своего обоснования каких-то героических легенд.
Впрочем, оставлю поиски истины профессиональным лингвистам и историкам, перейду лучше к описанию своей поездки в эти края.

Из Ессентуков через посёлок Горный доехал до Джинальского хребта довольно быстро и без приключений: дорога хорошая, погода тоже.
Спуск к в долину Кич-Малки, к одноимённому посёлку, накатан довольно хорошо.

На просёлочной дороге замечаю машину ДПС. Поскольку в тех краях гаишники появляются довольно редко и обычно лишь во время спецопераций, на всякий случай останавливаюсь заранее и проверяю все документы, не забыл ли чего. Подъезжаю. Мент с автоматом подмышкой тормозит меня вольготным взмахом руки.
— Оригинально вы машины останавливаете, — говорю.
— Не буду же я посреди поля жезлом махать.
— Но положено ведь!
Ответ последовал интересный:
— Я могу останавливать жезлом, могу рукой… Могу рацией, могу автоматом.
— Это как?! – смеюсь, — очередью на поражение?
— И так тоже, — улыбается он.
Вот такие у нас на Кавказе суровые менты.
В общем, проверив документы и задав стандартные вопросы, типа: «откуда сам?», «почему один катаешь?», отпускают, пожелав даже счастливого пути.
Доезжаю по асфальту до Каменномостского, в нём сворачиваю на грунтовку. Дорога накатана довольно хорошо и подъёмы не очень крутые, ехать по ней можно достаточно быстро, однако, через десяток километров путь мне преграждает препятствие: стадо лошадей, скучковавшихся в жаркий летний день у придорожной лужи.

Обычно лошади держатся на почтительном расстоянии от незнакомых машин и мотоциклов, но эти при моём приближении даже не подумали расходиться, а только плотнее сбивались в кучку на дороге. Погазовал, посигналил – ноль эмоций, только пара коняшек отодвинулась.
Попробовал объехать выше, но там течёт ручей, заболоченная местность, к тому же, истоптанная этим самым стадом. Возвращаюсь обратно. Подъезжаю практически вплотную к лошадям, с воплями и перегазовками начинаю их разгонять, рискуя получить по зубам копытом. Кое-как, нехотя, животные расступаются, дав мне коридорчик для проезда.
Километра через три-четыре выезжаю на Т-образную развилку. Влево – на Кенделен (Гунделен), вправо – на плато Кинжал.
Дорога идёт по вершине хребта, с которого периодически открываются неплохие виды на долину.

На вершине горы Кертмен виднеются развалины каких-то сооружений, издали напоминающие Стоунхэндж.

Наконец, километров через пятнадцать дорога выходит к обрыву на краю плато.

Еду дальше и ещё через пару километров подъезжаю к серпантину на спуск. Поскольку в мои планы входило прогуляться по долине ручья Кинжал, решаю разбить лагерь за первым пригорком слева. Объезжаю его по траверсу, ставлю мот так, чтобы его не было видно с дороги, беру с собой только фотик и бутылку с водой, начинаю спускаться к ручью. Погода солнечная, жарко, поэтому все вещи и еду оставил возле мота.
Верховье ручья пересохшее, наполняется водой лишь во время дождя.

Через двадцать минут пути замечаю и первый родник в русле, идти вдоль журчащего ручья становится веселее.
Долина углубляется, скалы вокруг становятся всё выше и живописнее. Очень много интересных скал самых разных форм, с гротами и даже сквозными окнами.


Попадаются и такие следы цивилизации. Блин, катался же здесь кто-то…

Если бы я придумывал название для этой скалы, назвал бы её Замок, пожалуй.

Наконец, через полтора часа неторопливого спуска подхожу к выходу из долины. Первоначально я планировал спуститься по ручью вниз до Тызыла, поискать там шахты, отметки которых нашёл на топокарте. Но спуск на деле выглядит очень крутым, времени уже 5 часов дня, и я понял, что если спущусь, то придётся оставаться на этих шахтах ночевать. Поскольку это в мои планы не входило, то, прогулявшись вокруг отвесных скал плато, начинаю подъём обратно.

К тому же, погода начинала портиться: облака становились всё темней и накрывали долину всё чаще. Вскоре я услышал и гром в отдалении, а через несколько минут с неба упали первые капли. Приходилось подниматься в довольно быстром темпе.
Грозовая туча прошла стороной, побрызгав на меня лишь слабым дождичком. Зато, благодаря ей, я успел подняться к палатке засветло.
Вид на гору Науджидзи на закате.

Как только стемнело, вдалеке, где-то над долиной Кубани, разбушевалась другая гроза. Сначала мне не было слышно даже грома, зато молнии мелькали очень часто и весьма яркие.

К полуночи остатки этой грозы приблизились, но до Кинжала так и не добрались.
На рассвете собираю палатку и отправляюсь дальше, в сторону Джилы-Суу. Дорога поначалу хорошая, прям почти шоссе.

Однако, после поворота к ручью Уллу-Таллыкол её качество резко ухудшается. Спуск в ущелье весьма крут и усыпан камнями. Где-то на середине спуска понимаю, что обратной дороги нет: подняться наверх на моей практически дорожной резине будет весьма проблематично, учитывая, что мот даже при движении вниз скользит по камням, как ему вздумается.

Навстречу мне поднимается группа балкарцев на лошадях.
— Привет, коллега! — весело машет рукой первый из них.
Расспрашиваю, насколько сложен дальнейший путь по ущелью. Получаю оптимистичный ответ, что никаких трудностей впереди нет. Кроме, разве что, надоедливых слепней. Обнадёженный такой информацией, спускаюсь к реке.

Маршрут я специально распланировал таким образом, чтобы преодолеть все броды утром, когда в реках меньше всего воды.
Расчёт оправдался, легко проезжаю первые два брода. Затем дорога круто поднимается в лес.

Подъём изобилует огромными камнями, торчащими из земли. Приходилось лавировать между этими естественными препятствиями, поскольку при наезде на них мот норовил взбрыкнуть и сигануть куда-нибудь в кусты.
Аккуратно заезжаю, на первой передаче.
Опять спуск, усыпанный камнями… Внизу ещё один ручей…
Наконец, подъезжаю к броду через Шаукол, самому полноводному из всех.

Его тоже переезжаю без особого труда, хоть и набрав воды в ботинки. Да, ближе к вечеру воды было бы раза в два больше…
Впереди виднеется последний подъём. Мысленно я уже представляю скорый отдых у нарзанных источников и быструю дорогу домой… Но не тут-то было. Самая крутая часть подъёма усыпана валунами средних размеров, под ними — каменная крошка и песок. Ехать на моте очень тяжело: переднее колесо скачет из стороны в сторону, заднее то буксует, то норовит поставить мот «на козла»… В общем, если вы когда-нибудь пытались заехать вверх по каменистым осыпям, то понимаете, о чём я.

Работая сцеплением, сходу проехал метров 40 этого подъёма. Остановился. Занёс наверх рюкзак.
Кое-как тронулся на склоне, проехал ещё метров двадцать. Занёс наверх остальной багаж, приспустил давление в шинах. Проехал ещё метров десять…
В конце-концов, пришлось использовать технику подъёма, освоенную ещё на маломощном Ёбрике (Yamaha YBR-125): включаешь первую передачу, а сам бежишь в горку рядом с мотом, то подталкивая его, то пытаясь за ним успеть — в зависимости от качества сцепления заднего колеса с дорогой. Занятие весьма трудоёмкое, скажу я вам. Особенно в горах, где воздух разрежённый. Двадцать метров бежишь, потом минут пять сидишь, восстанавливая дыхание.
В общем, этот подъём, протяжённостью метров триста или даже меньше, я преодолевал больше часа…
Остаток пути до Джилы-Суу промчал на одном дыхании.

Асфальтированная дорога достроена уже до самых источников, народу на пузотёрках — просто тьма. Из нововведений, которых не было в прошлом году: при въезде на площадку сидит чувак, а рядом с ним красуется прайс лист на «услуги, предоставляемые ГКЛОУ «Эльбрус»». Помимо расценок на аренду палаток, ночёвок в вагончиках, платы за въезд на территорию и тому подобного, самым нижним пунктом числится «посещение минеральных источников — 50 рублей». Дожили…
Я-то, конечно, прошёл бесплатно, но, как говорится, «за державу обидно». Достали уже с этими незаконными поборами.
Находиться средь такого большого скопления народа не люблю, поэтому через час уже поехал по асфальту в сторону дома. Добрался без приключений.
25-26.07.2015
________________________
Протяжённость маршрута: 235 км.
Карта:

Зелёным обозначены дороги хорошего качества (асфальт, накатанные грунтовки), легко проезжаемые на любом транспорте.
Жёлтым — грунтовки похуже, на которых сильно не разгонишься, но неспеша проедет легковушка-недопривод или любой мот.
Красным — дороги, куда лучше соваться на технике повышенной проходимости.
Оценки субъективные и приблизительные, разумеется.

Tags: 2015, irbis ttr-250, Джилы-Суу, Ирбис ТТР-250, Плато Кинжал, эндуро

Отзыв: Плато Канжал (Россия, Кабардино-Балкарская республика) — лучше один раз увидеть,чем семь раз услышать.

у этого горного плато много названий: Канджол, Канжол, Кан-жол, Кинжал, Канжал.
в переводе с тюркского-кровавая дорога(возможно из-за острых камней о которые скотина ранила ноги или битвы крымских татар с кабардинцами).
высота плато почти 3000 метров над уровнем моря(стоишь у обрыва, а облака ниже тебя плывут.

в ясную погоду хорошо виден Эльбрус и большой кавказский хребет, а справа видно плато Бермамыт.
добраться можно и на легковом авто по грунтовой дороге от Каменномосткого или Кенделена, с Джилы-су, только, на подготовленном внедорожнике(наличие лебедки обязательно, лучше ехать на нескольких авто, не забывайте стравливать колеса).
мои попытки доехать в феврале и марте были неудачны из-за большого количества снега, успеха я достиг летом…
говорят там красивый закат-не видел, к сожалению, все плато до полуночи было затянуто облаками, а, вот, с раннего утра и до самого отъезда любовались видом на Эльбрус и большой кавказский хребет. так что ехать, если одним днем, то рано утром.
есть на плато и места с выступами от скалы длиною метров десять, а в ширину от метра — до трех метров. по ним можно пройти(вполне безопасно, если слабый ветер).

плато Канжол-отличное место для фотографов, художников.
координаты 43 35 46 с. ш., 42 45 50 в. д.

Репортажи


В кабардино-Балкарии есть очень интересное место — высокогорное плато Канжол (от тюркского «Кан жол» — «Кровавая дорога» или «Ханская дорога»), другое название — Кинжал, Канжал (от кабардинского «Къэнжал» — «металлическая пластина»).
Несмотря на то, что это плато еще выше, чем Бермамыт, о котором я писал ранее (его высота составляет 2860 метров, что на 200 метров выше Малого Бермамыта), и гораздо ближе к главной вершине Кавказа — Эльбрусу (по прямой от Канжола — около 10 километров; от Бермамыта — 30 километров), о нем мало кто знает.
Название «Кровавая дорога» имеет весьма двусмысленное значение: когда-то кабардинские пастухи пасли здесь скот, и животные разбивали ноги об острые камни, обагряя их своей кровью. Позднее здесь шли ожесточенные бои с крымско-татарскими завоевателями, и на эти камни тоже пролилось немало крови.
В настоящее время это место представляет огромную ценность для фотографа-пейзажиста: в ясную погоду отсюда видно самые крупные вершины Кавказских Минеральных Вод (горы Бештау, Джуца и Машук — до них по прямой отсюда около 80 километров), Главный Кавказский Хребет, Безенгийский ледник и основные пятитысячники Кавказа.
Особенно красивы здесь закаты и рассветы, а также звездное небо.
Мы приехали на плато в 3 часа ночи, и я сделал несколько снимков перед рассветом:
…и на рассвете:
Когда солнце взошло, отснял первую в своей практике сферическую панораму. Полюбоваться панорамой восхода на плато Канжол можно . Панораму по ссылке можно крутить во все стороны, приближать и отдалять.
А вот плоская развертка этой самой панорамы:


Над Кавказскими Минеральными Водами в тот день наблюдалась низкая облачность, поэтому виднелись только самые высокие горы Кавминвод — Бештау (1400 метров) и Джуца (1190 метров), а более низкие оказались спрятаны в облаках. Граница облаков, как можно заметить, проходит по долине реки Малки. Первое фото снято с фокусным расстоянием 300 мм, второе — с 95 мм:
Эльбрус здесь как на ладони. Казалось бы, протяни руку, и вот он:

К слову, ракурс довольно необычный — большинство его видело с северной и с северо-западной стороны, а здесь точка съемки находится с северо-восточной стороны.
Отвесные стены Канжола обрываются вниз на высоту нескольких сотен метров:
А вот такой вид открывается с «амфитеатра» плато:
Дело было в ноябре, поэтому ночью здесь был мороз, создавший причудливую изморозь на травинках:
Полюбовались видом с плато Канжол и поехали дальше к карстовым озерам Шадхурей.
Шадхурей (кабардино-черкесское «Шэдхъурей») переводится как «Круглая стоячая вода» — состоит из двух топонимов «шэд» (стоячая вода, лужа) и «хъурей» (круглая).
Из-за разночтений оригинального названия появились несколько искаженных названий, и ныне встречаются также такие названия, как Шанхоре, Шантхурей, Шатхурей, Чан Хурей и т. д.
Группа Шадхурей состоит из двух озер — Верхнего и Нижнего. Ранее озер было три, но одно из них по невыясненным причинам резко обмелело, и от него осталась только большая котловина.
Озера небольшие по площади, но очень глубокие — максимальная глубина достигает 200 метров.
По местной легенде, на месте этих озер, находились пастушеские станы трех братьев, но однажды земля поглотила братьев вместе со скотом, и на этих местах появились три зловещих озера, которые многие годы обходили стороной местные жители.
Озера плохо изучены, чему мешают подводные водовороты, мощные течения и сложная сеть подводных каналов. В озера никакие реки не впадают и ничего не вытекает, однако вода постоянно остается ледяная и чистая.
В 1972 год у озер снимали несколько эпизодов фильма Земля Санникова. На Малом Шадхурее снимали жертвоприношение белого оленя, которого проглотил круговорот в центре озера, а на фоне Большого Шадхурея — танец шамана.
Дальнейший путь лежит к Гедмишхскому водопаду (народные названия — Царский водопад, Царская корона, водопад семидесяти струй и т. д.). Водопад часто упоминается во множественном числе, поскольку представляет собой целый каскад, а русло, по которому течет вода, питающая этот водопад, разделяется на несколько потоков.
Название водопада происходит от фамилии кабардинского дворянского рода Гедмишховых, которые владели участками по реке Малка и её притокам, в том числе реки Гедмишх с одноименным водопадом и горой, откуда река берет своё начало. Водопад начинается из мощного подземного источника в 100 метрах от каскада. Гедмишхский водопад также был снят в фильме Земля Санникова.
По мнению исследователей, является не только живописнейшим водопадом Кабардино-Балкарии, но и всего Северного Кавказа.
Как ни печально, в настоящее время Гедмишхский водопад находится под угрозой полного или почти полного исчезновения, поскольку существует проект прокладки водопровода в окрестные населенные пункты с забором воды из родника, питающего водопад, но активисты-экологи пытаются всеми силами его отстоять.
На фото рукотворный резервуар у истока водопада:

Честно признаюсь, полузамерзший водопад видел впервые в жизни, зрелище очень необыкновенное. Капающая и тут же замерзающая вода создает интересные ледяные образования, покрывающие камни и растительность:

Рубрики: Мотоспорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *